Возможна ли нормализация отношений между Минском и Варшавой?

Возможна ли нормализация отношений между Минском и Варшавой?

Белорусско-польские отношения за последние десятилетия были наполнены различными событиями, которые в ряде случаев носили контрпродуктивный характер в первую очередь из-за позиции Варшавы. Ситуация стала резко ухудшаться после прошедших в Белоруссии в августе 2020 года президентских выборов, результаты которых, как и легитимность Александра Лукашенко, польские власти не признали, поддержав белорусскую оппозицию. Начало специальной военной операции (СВО) на Украине ознаменовало новый этап ухудшения отношений, который привел к практически полной заморозке связей между официальными Варшавой и Минском, а усилившаяся воинственная риторика руководства Польши и вовсе стала угрожать военным столкновением между странами. В то же время в белорусской столице никогда не отрицали приверженности к добрососедским отношениям со своим западным соседом и готовы сделать для этого всё возможное, предоставляя Варшаве самой решать, стоит ли идти по пути конфронтации или нужно сесть за стол переговоров.

Очередным сигналом польским властям стало недавнее заявление президента Белоруссии Александра Лукашенко, которое он сделал в Национальном аэропорту Минск. По его словам, «и с поляками надо разговаривать», а поэтому он поручил премьер-министру Роману Головченко «связаться с ними».

«Если они хотят, давайте разговаривать, налаживать отношения. Мы соседи, а соседей не выбирают, они от Бога»,  заявил белорусский лидер, хотя и признал, что сделать это сегодня будет крайне сложно. 

Главной причиной нынешнего нежелания Варшавы идти на переговоры Лукашенко считает политическую обстановку в Польше и осенние парламентские выборы, где у правящей партии «Право и справедливость» (ПиС) могут возникнуть серьёзные проблемы из-за неудачно проводимой социально-экономической политики. Как отметил белорусский лидер, «им надо сейчас нагнетать, нагнетать обстановку для того, чтобы показать, что они правильно вооружали и перевооружали страну», а потому «до 15 октября они вряд ли пойдут на какие-то существенные изменения, выгодные им и нам». При этом белорусский президент вполне обоснованно считает, что «Польша не сама по себе нагнетает обстановку в регионе – её подталкивают к этому Соединённые Штаты», так как «американцы сделали ставку на Польшу».


Александр Лукашенко в Национальном аэропорту Минска 11 августа
Александр Лукашенко в Национальном аэропорту Минска 11 августа


Заявление Александра Лукашенко уже вызвало определённый резонанс не только в Белоруссии, но и за её пределами, так как в нынешней сложной геополитической обстановке многие увидели в этом стремление официального Минска скорректировать свою внешнеполитическую стратегию. Хотя на самом деле это не так, ведь белорусские власти прекрасно понимают, что Запад не откажется от своей агрессивной политики в отношении Союзного государства, по крайне мере в обозримой перспективе. Поэтому Лукашенко и отметил, что хоть с Евросоюзом и нельзя терять отношений, так как европейцы – соседи Белоруссии, но все переговоры необходимо вести только с учётом белорусских интересов.

«Поверьте, придёт время (сейчас такая турбулентность, говоря на вашем языке, сложности большие) – в 2024 – 2025 году, я уверен, произойдут серьезные изменения в мире в том числе», – заявил Лукашенко и, как показали последовавшие за этим события, он может оказаться прав.

Варшава продолжает слишком много требовать от Минска. И это в очередной раз подтвердил ответ, который последовал из Варшавы. В частности, замминистра иностранных дел Польши Павел Яблонский, комментируя заявление Лукашенко, подчеркнул, что «одной только смены нарратива абсолютно недостаточно» и «если Белоруссия хочет иметь хорошие отношения с Польшей, путь к этому очень прост».

«Прекращение атак на нашу границу, освобождение Анджея Почобута и других политзаключённых», перечислил основные требования Варшавы представитель польского МИД, добавив, что «эти решения зависят исключительно от белорусских властей».

При этом Яблонский заявил, что «у нас нет враждебных намерений по отношению к Белоруссии и никогда не было» и «мы не намерены поддерживать плохие отношения с Белоруссией». Правда, говоря о том, что Варшава хотела бы, «чтобы они были как можно лучше», представил польского МИД обвинил во всём происходящем официальный Минск. По его словам, «белорусские власти ведут себя так, как ведут, и это они несут полную ответственность за то, что у нас плохие отношения», а «Белоруссия попросту является враждебно настроенным к Польше государством». Последнее заявление выглядит более чем странным, особенно с учётом того, чем сегодня заняты польские власти на восточном направлении.

Можно, например, напомнить, что только за последние несколько лет Польша перебросила на границу с Белоруссией тысячи военнослужащих, танки и боевую авиацию. На приграничной территории продолжается строительство новых тыловых баз обеспечения и полевых лагерей для солдат. В частности, на фоне слов из Варшавы о желании нормализовать отношения с Минском довольно странным выглядит желание польских властей разместить еще около 10 тыс. военных на границе с Белоруссией и создать до конца года новую воинскую часть в Чарна-Белостоцкой (Подляское воеводство) в 30 км от белорусской границы, где будут дислоцироваться подразделение разведки и территориальной обороны.


Место дислокации новой польской воинской части в Чарна-Белостоцкой
 Место дислокации новой польской воинской части в Чарна-Белостоцкой


Помимо этого, недвусмысленными являются и заявления о закупке Варшавой американских танков Abrams (250 единиц) и ударных вертолётов Apache (96 машин), а также чуть ли не тысячи танков K2 Black Panther из Южной Кореи, новых боевых самолётов FA-50, а также систем HIMARS. И все это направится на восток страны, где польская сторона  продолжает нагнетать обстановку, уже абсолютно не скрывая своих агрессивных планов. Очередным подтверждением этому стала объявленная в середине августа польским министром обороны Мариушем Блащаком операция Rengaw якобы для «создания резервов на случай ухудшения ситуации на границе с Белоруссией», для чего создаётся специальная военная оперативная группа. При этом польский министр в своих высказываниях был далеко не так дипломатичен, как замглавы МИД, заявив, что «польская граница находится под угрозой», а всё, что сегодня происходит в регионе, свидетельствует о том, что «белорусский режим сотрудничает с Кремлем». Параллельно Варшава сообщила и об операции Gryf, направленной на «закрытие границы с Белоруссией», в которой примут участие до 4 тыс. польских солдат.

«Миролюбивость» и «нацеленность на диалог» с Белоруссией перечёркивается и недавним заявлением премьер-министра Польши Матеуша Моравецкого, по мнению которого «страна уже больше двух лет подвергается нападению на её восточную границу», что является «совместным планом России и Белоруссии», которые якобы хотят дестабилизировать не только Польшу, но и весь ЕС. Он также считает, что «следующим этапом продолжающегося гибридного нападения на Польшу» является появление на белорусской территории ЧВК «Вагнер», а значит границу страны нужно еще больше усилить. Поэтому вряд ли в Варшаве сегодня готовы на нормализацию отношений с Минском,  который называют угрозой польской национальной безопасности, удачно спекулируя на этом во внутренней политической борьбе.

Более того, о том, что Польша при нынешнем руководстве не собирается улучшать отношения с Минском, свидетельствуют и требования, которые Варшава предъявляет белорусской стороне. Если в ситуации с осуждённым за экстремизм и прочее на 8 лет Анджеем Почобутом в речах Варшавы еще можно найти логику – защита интересов польской национального меньшинства в Белоруссии, то все остальное является открытым вмешательством во внутренние дела соседнего государства. При этом сами поляки жёстко реагируют на подобные действия со стороны даже ЕС, но считают себя вправе определять то, как нужно жить другим. Именно этот факт и является сегодня главным препятствием для нормализации отношений между двумя странами, а не ЧВК «Вагнер», ядерное оружие или мигранты. В последнем случае решить вопрос и вовсе невозможно без возращения к сотрудничеству между Минском и Евросоюзом: после 2020 года Брюссель прекратил практически все связи с Белоруссией, в том числе и в сфере борьбы с нелегальной миграцией.

Исходя из нынешней ситуации и проводимой польскими властями внутренней и внешней политики, говорить о нормализации отношений между Минском и Варшавой, к сожалению, не приходится. По крайне мере до тех пор, пока у власти в Польше находится ПиС. При этом тот факт, что плохие двусторонние связи вредят обоим государствам, по всей видимости, понимают и в польской столице. Поэтому совершенно не случайно в предполагаемом 15 октября референдуме появился вопрос о необходимости сохранения забора на границе с соседним государством. Это вовсе не желание разобрать ненужное ограждение, а попытка легитимизовать недружественную политику властей Польши по отношению к восточному соседу, переложив ответственность за неё на польское общество. Поэтому и диалог между Минском и Варшавой в обозримом будущем вряд ли наладится, а напряжённость на границе двух государств будет и дальше расти.







Оставить комментарий

Ваше Имя: Ваш E-Mail:
Введите код:

Top.Mail.Ru