Волынская резня: забвение истории приведет к ее повторению

Волынская резня: забвение истории приведет к ее повторению

Фото: © ТАСС/Zuma/Michal Fludra

80 лет назад, в июле 1943 года, произошло событие, которое в Польше называют "Кровавым воскресеньем" — боевики Украинской повстанческой армии (УПА)* напали на польские деревни в Волынской области. По разным оценкам, число жертв резни составило от 8 до 10 тысяч человек. И это буквально за два дня. Чтобы облегчить "работу" и увеличить "производительность труда", в ход шло буквально все: ножи, топоры, пилы, вилы, косы, мотыги. Людей резали на куски, сжигали заживо, беременным вспарывали животы — не щадили никого.

"Волынская резня" – лишь один из эпизодов масштабной этнической чистки, устроенной украинскими националистами на оккупированных гитлеровцами землях УССР. В Польше ее официально называют "Волынским геноцидом". Это действительно можно рассматривать и так – по некоторым данным всего число убитых в ходе тех событий превышает сто тысяч человек. И эти убийства совершались целенаправленно – с целью очистить от поляков земли, которые украинские националисты считали своими. Командующий УПА на тот момент Дмитрий Клячкивский открыто называл поляков главными врагами украинского народа. В июне 1943 года он издал распоряжение о полном уничтожении поляков на Волыни.

Нелюбовь украинцев к полякам уходит корнями в историю Речи Посполитой, где украинцы фактически были польскими холопами. После Первой мировой и Гражданской войн, а также образования независимой Польши Западная Украина вошла в ее состав, и эти земли начали заселять поляки. Уже тогда формировавшееся украинское националистическое движение стояло на трех китах: русофобия, полонофобия и антисемитизм. Разумеется, на землях, оккупированных Польшей, именно поляки выставлялись в качестве главных врагов.

Вторжение в СССР Гитлера, который делал ставку, в том числе на украинских националистов, развязало руки наиболее оголтелому крылу, которое возглавлял сидевший в польских тюрьмах за терроризм Степан Бандера. Оуновцы* (бандеровцы) проявили себя в качестве совершенно отмороженных "мясников" с первых же дней немецкой оккупации Западной Украины, входя вслед за ними в захваченные города, они немедленно начинали устанавливать там свои людоедские порядки.

Фото: © commons.wikimedia.org

С 30 июня по 2 июля проходил печально знаменитый "Львовский погром", в ходе которого были убиты тысячи евреев. Львов на тот момент был многонациональным городом: 50% населения составляли поляки, около 32% – евреи, а украинцев было не более 16%. В результате погрома баланс был резко изменен, и по сей день 90% населения Львова – украинцы.

Там же во Львове Бандера провозгласил "украинское государство", которое, однако, немцами быстро было свернуто, а самого Бандеру от греха подальше упрятали в немецкий лагерь, где он, впрочем, жил в более чем комфортных условиях, практически как в гостинице.

Несмотря на арест главаря, бандеровщина на Украине никуда не делась. Немцы, кстати, активно ее поощряли, поскольку бандеровцы с воодушевлением делали за них самую грязную работу.

"Бандеровцы – это умалишенные маньяки или, другими словами, озверевший скот. Но именно такие нам нужны в данный период времени, чтобы уничтожить непокорных славян. А затем они сами должны быть уничтожены, так как зверям не место среди людей", – эту фразу приписывают главному пропагандисту фашистской Германии Йозефу Геббельсу.

Фото: © РИА Новости/Владимир Иванов

Историк Михаил Трофименков в книге "ХХ век представляет" писал: "Самый дикий лик у фашизма крестьянских стран, не пропущенного сквозь культурный фильтр едва-едва сформировавшейся интеллигенцией первого поколения. Религиозного фашизма, где слова "кровь и почва" – никакая не метафора. Фашизма топоров, мотыг, мясницких ножей, крюков, разразившегося (1941) неописуемыми Бухарестским и Львовским погромами. В одночасье родились три изуверских движения, от которых тошнило даже эсэсовцев".

Полностью сделать из бандеровцев безропотных исполнителей у немцев не вышло. Еще осенью 1942 года во Львове собралась II "военная конференция бандеровской ОУН*", на которой было принято решение создать на Волыни партизанские отряды, ставшие прообразом УПА под командованием уже упомянутого Клячкивского, а после разгрома гитлеровцев под Сталинградом, когда отчетливо замаячила перспектива возвращения Красной армии, бандеровцы начали действовать самостоятельно.

Одним из таких действий стало решение "польского вопроса" на Волыни. Немцы, считавшие поляков потенциальными союзниками СССР, не возражали и закрывали глаза на зверства украинцев на оккупированной и подконтрольной им территории.

Первые целенаправленные убийства поляков на Волыни начались еще в начале 1943-го, а с марта волна погромов покатилась по вей Волыни, достигнув апогея в июле. В 1944-м убийства поляков охватили и Галицию. Лишь под конец войны бандеровцы перестали убивать мирных жителей польской национальности и даже начали взаимодействовать с польской Армией Крайовой против Красной армии. Но это была уже другая история.

Фото: © РИА Новости/Владимир Иванов

После войны о зверствах бандеровцев на оккупированных территориях Украины предпочитали не вспоминать ни в СССР, ни в Польше, чтобы не портить легенду о нерушимой дружбе наших народов. Военные преступления предпочитали свалить на гитлеровцев, о коллаборантах если и говорили, то без упоминания их национальности.

Но после распада СССР все начало выходить наружу.

В последние годы у власти в Польше находится право-консервативная "Право и справедливость", отличающаяся исключительной русофобией. Польские политики пытаются соблюсти баланс: не ставить под сомнение поддержку киевского режима, при этом не задевая чувства потомков пострадавших от рук бандеровцев собственных граждан. И не задевая чувства радикалов, требующих осуждения украинских националистов, реституции и даже возвращения территорий, принадлежавших Польше в межвоенный период. Если последние – это все же, преимущественно, маргиналы, то осуждение преступлений ОУНовцев – требование значительной части польского общества, игнорировать которое невозможно.

В 2016-м Сейм Польши признал "Волынскую резню" геноцидом. Все эти годы польские лидеры осторожно пытались заставить Киев признать преступления УПА и принести извинения – особенно на фоне героизации на Украине УПА, Бандеры, Шухевича и прочих (Клячкивскому даже памятник поставили). Однако Киев отвечает отказом, ведь подобное признание может обрушить тщательно выстраиваемую национальную мифологию. Да, и зачем это делать, если Польша не очень настаивает и готова продолжать дружить против России.

Фото: © РИА Новости/Алексей Витвицкий

Требования Польши и впрямь выглядят вялыми.

"То, как осуществлялся этот геноцид – убийство поляков топорами, вилами, пилами, мотыгами, сжигание их заживо, было чем-то невообразимо жестоким. Не будет полного польско-украинского примирения, пока не будут найдены все останки", – говорил премьер страны Матеуш Моравецкий.

И что? Это никак не мешает ему ездить в Киев, обниматься с Зеленским и выражать тому полную поддержку.

В 2017-м глава правящей партии Ярослав Качиньский потребовал от Киева отказаться от культа Бандеры, угрожая закрыть Украине вход в Европу. А год спустя президент Анджей Дуда отказался участвовать с Петром Порошенко в совместных поминальных церемониях, поскольку тот не пожелал извиниться за резню.

Впрочем, это было до СВО. После начала российской спецоперации все разногласия между Киевом и Варшавой снова забылись.

На 80-ю годовщину Волынской резни Дуда с нынешним президентом Украины Зеленским в Луцке в церкви почтили память жертв.

Фото: © Ukrainian Presidential Press Service/Handout via REUTERS

"Вместе чествуем всех невинных жертв Волыни! Память нас объединяет!" –написал Зеленский в Twitter. Правда, слово "геноцид" не произнес. И не вспомнил, кто кого убивал тогда. Ну и, конечно, о каких извинениях можно говорить? Тем более, что Дуда ничего такого и не требовал – есть дела поважнее, например противостоять "российской агрессии".

За последние месяцы Польша превратилась в главный перевалочный пункт для поставок натовского оружия киевскому режиму. Самое большое число наемников, воюющих в рядах ВСУ, – поляки. Какая еще "Волынская резня"?! Не слышали. А кто постоянно напоминает о ней, очевидно, агент Кремля.

"Надо отдавать себе отчет, что пока мы, поляки и украинцы, не завершим эту историю, пока не разберемся в ней до конца, Россия всегда будет использовать Волынскую трагедию для того, чтобы вбить клин между нашими странами", – говорит все тот же Моравецкий, который еще недавно скептически оценивал перспективы польско-украинского примирения.

В День памяти жертв Волынской резни на Западной Украине странам НАТО пора осознать, какую чудовищную ошибку они совершают и к чему ведет поддержка нацизма, заявил накануне трагической годовщины председатель российской Госдумы.

Очевидно, что в Польше этого не заметят. В Европе и в США тем более. Или объявят вражеской пропагандой, нацеленной на то, чтобы поссорить "братские" народы.

Фото: © РИА Новости/Алексей Витвицкий

Хотя некоторые западные СМИ все же понимают, что совсем замалчивать столь деликатную тему нельзя и выдавливают из себя посвященные ей материалы, разумеется, переводя стрелки на нынешнюю ситуацию, в которой Киев и Варшава должны забыть прошлое для противостояния России.

"Связанные общей враждебностью к имперским амбициям России и решимостью противостоять военному наступлению … Польша и Украина также имеют болезненно запутанное прошлое", – пишет обозреватель The New York Times Эндрю Хиггинс. И приводит слова выжившей в Волыни полячки о том, что украинцы "делали ужасные вещи", но их потомков "нельзя винить за то, что делали их отцы и деды".

Очевидно, эта полячка (если она существует в реальности) не очень в курсе, что потомки творят вещи, достойные дедов, что правительство ее страны благословляет использование варварских методов войны и запрещенного оружия, что все происходящее сегодня на Украине совершается под портретом Бандеры – тем самым, под которым резали ее родителей, братьев и сестер.

И если 80-летней бабушке можно простить, то нынешним европейским правителям, которые едва ли столь безграмотны в истории, – нет. А может, они и впрямь безграмотны? Или боятся открывать ящик Пандоры, ведь во многих европейских странах были свои коллаборанты, которые успели отличиться звериной жестокостью по отношению к соседям? Или просто цель – полностью переписать историю, выставив Россию виновной во всех преступлениях Второй мировой?

Фото: © РИА Новости/Алексей Витвицкий

И это тоже. Ведь еще в 2019-м Европарламент принял резолюцию, в которой вина за развязывание Второй мировой войны в равной степени возлагается на нацистскую Германию и Советский Союз. А Польша который год не приглашает представителей России на годовщину освобождения Освенцима. А зачем? Ведь еще в 2015-м тогдашний глава польского МИД Гжегож Схетына заявил, что раз Освенцим освободил Первый украинский фронт, то это были украинцы.

Очевидно, напрасно призывать их осознать свою ошибку. Они ведь и ошибкой это не считают. А значит, чудовищная трагедия повторится и уже повторяется.

* Запрещенные в России организации.







Оставить комментарий

Ваше Имя: Ваш E-Mail:
Введите код:

Top.Mail.Ru