Курс доллара интересен только папуасам

Курс доллара интересен только папуасам



В феврале 2022, за день до начала СВО, японская иена стоила 70 копеек. Сейчас японская иена стоит 64 копейки. Подешевела по отношению к рублю на 10%, так как Япония дружит с США, а это дороже и опаснее, чем против американцев воевать.

На более длинном периоде обесценивание иены ещё заметнее — за три года иена упала к доллару в полтора раза. Рубль тоже просел к доллару, но не так сильно — всего лишь на 23%. С какой стороны ни посмотри, японская иена очень слаба.

Японцев, однако, это не волнует. Курс доллара интересен только папуасам, у которых нет своей финансовой системы. В развитой стране население понимает, что курс национальной валюты особо не отражается на его уровне жизни.

Условный Юки из Осаки живёт в японской квартире, ездит на японской машине, одевается в японскую одежду и ест японскую еду. Что-то импортное он покупает, но это, может быть, 10% от его расходов. Может показаться, что если иена ослабевает в полтора раза, то Юки начинает тратить на импорт в полтора раза больше, и, следовательно, расходы вырастают на 5%. Но нет, срабатывает эффект замещения. Раньше Юки покупал американскую еду, а после обесценивания иены покупает или русскую, или местную, японскую. Получается всё равно дороже, но не в полтора раза, а меньше.

С заводами, которые работают на импортном оборудовании, то же самое. Допустим, завод Кока-Кола разливает в жестяные банки подслащенную ортофосфорную кислоту. Предположим для простоты, что всё оборудование на заводе — импортное, не японское. Однако даже если так, то сами стены завода всё равно японские, водопроводная вода — японская, зарплата сотрудников — японская, налоги — японские, накрутка завода и розничная маржа — японская. В итоге получается, что в потеющей банке колы на полке магазина импортного — 4%, а японского — 96% (цифры примерные). Можно было бы предположить, что если иена проседает в полтора раза, доля импорта увеличивается с 4% до 6%, и итоговая розничная цена вырастает до 102% от того, что было. Но нет, конкуренцию никто не отменял, поэтому продавцы колы предпочтут сделать на эти 2% скидку, чтобы оставить цену прежней. Курс иены ослаб в полтора раза, а банка колы как стоила 100 иен, так и стоит, как будто ничего не произошло.

Хорошо, скажет внимательный наблюдатель, но ведь на практике-то цены в Японии растут!

Да, растут. Но не из-за слабой иены, а по другим причинам, и растут не на 50% за три года, а куда как медленнее. Точно так же цены выросли бы, если бы иена не ослабла в полтора раза, а в полтора раза укрепилась. Более того: слабая иена даёт серьёзное преимущество местным производителям, что приводит к росту зарплат, к росту объёмов производства и, в конечном итоге, к увеличению уровня жизни нашего Юки. Допустим, Юки мог купить на зарплату 3000 банок колы, потом иена ослабла, запустилась цепочка импортозамещения, и вот через 10 лет Юки может купить на зарплату уже 3300 банок колы. Юки выиграл, а США с их сильным долларом — проиграли, так как потеряли ещё часть своих производств.

Впрочем, если мы посмотрим на реальную Японию, мы обнаружим, что слабая иена — наименьшая из её проблем, если слабую иену вообще следует называть проблемой. Япония находится сейчас в комплексном вялотекущем кризисе, и будущее её экономики очень туманно. Пожалуй, оно и справедливо: за дружбу с США надо платить.

Переместимся теперь на 1000 километров севернее и посмотрим на Россию.

Объём промышленного производства в России больше, чем в Японии, по этому показателю мы находимся на четвёртом месте в мире. Большую часть товаров мы делаем сами, внутри страны, сами же мы их по большей части и потребляем. Россия — огромная страна, поэтому внешняя торговля для нас не так важна. Кроме того, у нас, в отличие от Японии, мощнейшее сельское хозяйство: мы не только полностью обеспечиваем себя продовольствием, но и экспортируем много еды за рубеж. Что ещё важнее, мы полностью обеспечены энергией: нефть, бензин, уголь, АЭС, что угодно, всего это у нас в избытке.

Таким образом, Россия самодостаточна. Юра из Орска зависит от импорта меньше, чем Юки из Осаки, так как еда в магазинах русская, бензин на заправках русский и так далее. При этом даже полностью импортные товары — какие-нибудь футболки или оливковое масло — имеют обычно два важных свойства:

1. В их конечной цене всё равно очень велика доля отечественного: накрутка оптовика и маржа магазина, например.
2. Как правило, это товары статусные, то есть… необязательные к покупке. Футболку можно купить и русскую, оливковое масло можно заменить подсолнечным.

Кстати, о ценах в розничных магазинах у меня вышла на днях статья в Школе Капитализма. Цитирую фрагмент (ссылка):

…накрутка ‎в ‎100%‏ ‎является‏ ‎нормой ‎для‏ ‎розничных ‎магазинов‏ ‎— ‎где-то ‎больше, ‎где-то ‎меньше,‏ ‎в‏ ‎зависимости‏ ‎от ‎товара.‏ ‎Это ‎не‏ ‎значит, ‎что‏ ‎розничные‏ ‎магазины ‎процветают:‏ ‎после ‎уплаты ‎налогов, ‎аренды, ‎зарплаты‏ ‎и ‎процентов‏ ‎по‏ ‎кредитам‏ ‎средний ‎магазин ‎легко ‎может‏ ‎уйти ‎в‏ ‎минус. ‎Но‏ ‎это‏ ‎значит,‏ ‎что ‎постоянные ‎покупатели‏ ‎выгодны, ‎и,‏ ‎следовательно, ‎вы ‎можете‏ ‎рассчитывать‏ ‎на ‎скидки ‎с ‎подарками.‏ ‎Все ‎эти‏ ‎истории ‎про‏ ‎условную‏ ‎ИКЕА, ‎которая‏ ‎бесплатно ‎заменила ‎продавленный ‎матрас ‎через‏ ‎два ‎года‏ ‎после‏ ‎покупки,‏ ‎это ‎про ‎бизнес, ‎а‏ ‎не ‎про‏ ‎альтруизм. ‎Основатель‏ ‎ИКЕА‏ ‎был ‎идейным ‎жлобом,‏ ‎готовым ‎экономить‏ ‎чуть ‎ли ‎не ‎на ‎корме‏ ‎для‏ ‎своей ‎кошки.‏ ‎Будьте ‎уверены,‏ ‎если ‎его ‎корпорация ‎устраивает ‎аттракцион‏ ‎невиданной‏ ‎щедрости,‏ ‎она ‎рассчитывает‏ ‎выжать ‎из‏ ‎покупателей ‎дополнительный‏ ‎доход…



Из всего вышеперечисленного есть исключения. Это, во-первых, товары на Али, которые граждане покупают напрямую у иностранцев, из-за чего цена этих товаров зависит от курса рубля напрямую. Также это компьютеры со смартфонами, которые мы пока что не делаем массово в России. И это, например, автомобили, стоимость которых временно высока из-за импортозаместительного шока.

Если сузить поле зрения до этих трёх секторов — товары на Али, смартфоны с видеокартами, автомобили — можно писать очень едкие посты с посылом «как же всё плохо в России с курсом рубля».

В реальности смартфоны стоят дёшево. Три года назад я купил современный китайский телефон за 30 тысяч, и он до сих пор со мной. Недавно думал поменять на что-нибудь поновее, но отказался от этой затеи, так как не увидел разницы с более новыми моделями. Простите, если задел чьи-то чувства, но вот эти 30 тысяч на три года — 1000 рублей в месяц — вполне достаточный бюджет, чтобы держать в кармане современный смартфон. Если экономить, можно обойтись и вдвое меньшей суммой. С компьютерами аналогично — скромный компьютер для работы и игр полностью доступен по цене.

С автомобилями хуже, так как, повторюсь, мы проходим сейчас романтический этап импортозамещения. Вместе с тем, менять автомобиль даже раз в три года необязательно. Моей машине в этом году исполнилось 20 лет, и она нормально ездит. Да, согласен, новая машина того же класса гораздо комфортнее, тут разницу я уже чувствую. Но эта разница не настолько велика, чтобы мне всерьёз захотелось потратить на замену автомобиля несколько миллионов рублей.

Против моей точки зрения есть серьёзный (без шуток) аргумент: если у всех на работе айфоны, то и тебе нужен айфон, чтобы не чувствовать себя ущербным. Если у соседа Сидорова новый мерседес, то и тебе тоже нужна машина того же класса, чтобы Сидоровы не смотрели на тебя свысока. Так устроено современное российское общество: огромная доля россиян напрягается не ради еды, а ради того, чтобы потреблять не хуже других.

Однако вот в чём юмор: соревнуются-то потребители именно с Сидоровыми, а не с Джонсонами из штата Мэн. Поэтому им важно купить не машину определённой марки и года выпуска, а машину, которая стоит не дешевле стольки-то зарплат. Тридцать лет назад статусной была «вишнёвая девятка», потом «чёрный бумер», сейчас — всякие псевдоспортивные модели. Суть, однако, остаётся той же: авто за годовую зарплату народ считает нормальным, авто за три годовых зарплаты — крутым. Курс рубля и стоимость машин вообще ничего не меняют: важно, насколько сложно в твоём круге общения соответствующий статусный предмет потребления купить.

Таким образом, с электроникой и с машинами всё в порядке. Значимую боль слабый курс доставляет только любителям покупок на Али. Боль не критическую, потому мало кто тратит на такие покупки хотя бы 20% своего бюджета, но довольно ощутимую, так как интернет-торговля такого рода идёт напрямую, без смягчающего звена в виде посредников, как при покупках на условных Вайлдберриз или Озоне.

И снова напишу очень неполиткорректную вещь. Прямая беспошлинная торговля — явление не вполне нормальное, это по сути узаконенная контрабанда. Беспошлинные покупки на Али оставляют легальными преимущественно для того, чтобы бизнес или население могли легко купить какую-нибудь редкую штуку, не производящуюся в России. Какую-нибудь хитрую гайку с резьбой Мёбиуса или переходник с китайской вилки на шланг три четверти. Если же некий лайфхакер покупает на Али самокат, вместо того чтобы купить такой же российского производства, он получает выгоду лично себе за счёт остального общества, которое пошлины честно платит. Таким образом, гнев экономящих за наш счёт лайфхакеров можно смело игнорировать — что, собственно, в большинстве стран мира и делают. В Германии, насколько я помню, лимит для беспошлинного ввоза составляет 22 евро. И это разумный порог — в отличие от слишком высокого российского порога в 1000 евро. У нас получается нелепо: с одной стороны, экономика несёт потери, так как порог в 1000 евро позволяет лайфхакерам уклоняться от пошлин, а с другой стороны, лайфхакеры поливают в блогах Россию грязью именно потому, что привыкли к халяве, и возмущаются, когда из-за ослабления рубля покупки на Али становятся для них менее выгодными. Если бы в России порог беспошлинных покупок изначально составлял те же 22 евро, любители сэкономить были бы парадоксальным образом довольнее. Впрочем, с другой стороны, после февраля 2022 покупки на Али стали ещё одним способом противодействия санкциям, так что тут не всё так просто — некоторые плюсы для экономики в этой вольнице для халявщиков тоже есть.


Подведу итог

С замиранием сердца смотреть на курс доллара к национальной валюте — удел папуасов из анекдотов. Курс валюты по-настоящему интересен для импортёров, экспортёров, промышленников и прочих профессионалов, которые должны учитывать его в своих расчётах, чтобы их бизнес приносил прибыль. В России, однако, по историческим причинам много людей с папуасским мышлением, которые не понимают, как устроена экономика, и которые с достойным жалости трепетом смотрят на всё иностранное, начиная от американского доллара и заканчивая английской королевской семьёй.

Ситуация потихоньку меняется к лучшему, однако, полагаю, должно пройти ещё лет двадцать, прежде чем позорные девяностые с их долларовыми расчётами окончательно перестанут на привычки общества влиять. Также за это время, надеюсь, естественным образом вымрут «деловые» СМИ, журналисты которых настолько поверхностны, что обсуждают курс доллара ежедневно по 20 раз — по той простой причине, что для генерации «новостей» о курсе доллара совершенно не нужно использовать головной мозг.

Источник новости: https://olegmakarenko.ru/2832417.html?nojs=1




теги: Япония


Оставить комментарий

Ваше Имя: Ваш E-Mail:
Введите код:

Top.Mail.Ru