Долларизация Аргентины: до и после выборов

Долларизация Аргентины: до и после выборов

Шумная победа Хавьера Милея на выборах президента Аргентины, исходя из его предвыборной риторики, должна была стать началом огромных реформ и совершенно нового экономического курса с отказом от национальной валюты. Однако, уже видно, что реальные последствия его политики будут намного скромнее ожиданий — и, в любом случае, обойдутся дорого.

Правительство Аргентины планирует сократить государственные расходы почти на 3% ВВП за счет сокращения субсидий на электроэнергию и транспорт и уменьшения числа министерств с 18 до 9.

До 17,5% будет поднят налог на импортируемые товары (было 7,5%). Хотя 19 сентября 2023 года в ходе предвыборной кампании Хавьер Милей поклялся не вводить налог на импорт. Клятва сопровождалась словами «я скорее отрежу себе руку, чем подниму налоги». Государство он в тот момент не стеснялся называть «жестокой преступной организацией, которая живет за счет рэкета, культурно называемого налогами».

Руководство минфина объявило о сокращении бюджетного дефицита на 5% в следующем году за счет обнуления расходов на инфраструктуру, девальвацию аргентинского песо на 50% и сокращения федеральных трансфертов провинциям.

Стоит отметить, что минфин возглавляет Луис Капуто, который занимал этот же пост при бывшем президенте Маурисио Макри и стоял на позициях, диаметрально противоположных тем, которые декларирует Милей. Сам Милей уже не говорит о долларизации экономики Аргентины, которая была одним из маркеров его предвыборной кампании. 26 ноября офис избранного президента опубликовал заявление, подтверждающее, что долларизация (как и упразднение центробанка) в данный момент на повестке дня не стоят.

Официальное повышение курса песо с 400 до 800 запустило новый виток волатильности аргентинской валюты, реальный курс песо вырос до 1150 за доллар (+10%) с прошлой недели.

Реализовать долларизацию будет трудно ещё и по причине сугубо аргентинского изобретения «лелики» (leliqs). Leliqs это краткосрочные облигации ЦБ Аргентины, который составляют 40% активов Центробанка. По ним ЦБ обязуется выплатить 100% годовых — но за счет новых облигаций. В течение многих лет основным источником прибыли частных банков Аргентины были не их обычные коммерческие операции, а проценты, получаемые от leliqs — средний срок погашения которых составлял не более 28 дней. Таким образом, судьба национальных банков оказалась связанной с судьбой центрального банка.

Первой финансовой задачей для Милея будет реструктуризация долгов, основанных на leliqs. Каким-то образом их нужно конвертировать в долговременные обязательства и обеспечить их наличностью. Иначе придется просто забыть про все существовавшие до сих пор экономические отношения и финансовые обязательства, начав с чистого листа.

У ЦБ нет активов, которые позволили бы ему выплачивать долги «живыми деньгами», и для долларизации просто нет необходимых долларов. А приобрести их будет нелегко.

Долларизация — не изобретение Милея. Для многих стран Южной Америки — это неизбежный этап функционирования в финансовой орбите США. Ярким примером может быть Эквадор, где в 2000 году была проведена долларизация по фиксированному курсу 25 000 сукре за доллар. Это опыт часто называют крупным экономическим успехом, потому что была запущен процесс финансового дарвинизма, уничтожившего огромное число банков и оставивших в основном те, что обслуживали интересы иностранных инвесторов и имели доступ к валюте. Это было трактовано как создание благоприятного инвестиционного климата.

К чему приведут действия Милея, так это к серьезному расколу в аргентинском обществе. Игроки финансово-экономической сферы с опытом Эквадора отлично знакомы, и желание нового президента сломать установленный порядок вызовет, может быть, поддержку населения — но это не одобрит и половина элиты. У Милея нет, также, контроля над парламентом (правящая в Аргентине коалиция «Союз ради родины» сохраняет относительное большинство в обеих палатах), а значит его активность будет ограничена президентскими полномочиями.

Нельзя исключать, что действия Милея спровоцируют «либеральную революцию»: у президента примерно год будет действовать мандат доверия от значительной части населения, а экономическая обстановка в Аргентине вполне подходящая для самых разных социальных потрясений. Дефицит бюджета составляет около 15% ВВП, разгон денежной эмиссии обеспечит 15 000% инфляции в течение ближайших двух лет (или больше), госдолг превышает 100 миллиардов долларов, примерно половина населения находится за чертой бедности.

Но даже если Милей сможет получить контроль над парламентом и обеспечит законодательную реализацию своих идей, это не обеспечит технической базы. Доллары могут дать только США, причем с намерением получить прибыль, что будет значить усиление американского присутствия в экономике Аргентины, низводя её до фактического колониального статуса. Это плохой базис для роста уровня благосостояния населения.

Может оказаться так, что Аргентина Милея на сможет выполнить даже ту сумбурную программу, которую действующий президент презентовал гражданам. Поэтому ещё одно обещание, которое давал Милей — порвать с БРИКС, как с «невыгодным» альянсом, может оказаться также не выполненным. Рынок БРИКС огромен, попасть на него Аргентине проще, чем на американский, а юань для расчетов по тем статьям внешнеторговых связей, которые актуальны для Буэнос-Айреса, ничем не хуже доллара.







Оставить комментарий

Ваше Имя: Ваш E-Mail:
Введите код:

Top.Mail.Ru