GN: Запад не готов на переговоры с Россией по вопросу Украины

GN: Запад не готов на переговоры с Россией по вопросу Украины

Украина — одна из ключевых точек, где решается судьба мира, пишет GN. Конфликт там не прекратится, пока Россия не выполнит все свои задачи, и пока Запад не предоставит ей гарантии безопасности. Но ставки слишком высоки. Лишь одно подтолкнет США к переговорам с Россией.
Владимир Путин и Биньямин Нетаньяху беседовали почти два часа. Известно, что российско-израильские отношения резко охладели после трагического 7 октября и еще более трагических событий, которые последовали в Газе. В новых геополитических обстоятельствах Москва была вынуждена резко развернутся на Восток, что предполагало в том числе и возвращение к советской "доктрине" в вопросах израильско-палестинского конфликта с учетом того, что Израиль выбрал антирусский лагерь, и неважно, по чьей воле. Россия, в отличие от 90-х годов и еще совсем недавнего времени, снова активно выступает за создание независимого палестинского государства.
Все взгляды мира сегодня прикованы только к двум проблемам: украинский вооруженный конфликт и война между Израилем и Газой (в широком смысле к Ближнему Востоку).
Конечно, не случайно. И то, и другое — ключевые точки, в которых преломляются геополитические интересы сильных государств и где решается судьба мира.
Все остальное второстепенно, в том числе и ситуация в самом динамично развивающемся регионе мира — Индо-Тихоокеанском. Так, без внимания остаются выборы в Тайване, которые запланированы в следующим месяце и которые, кстати сказать, очень важны для будущих отношений между островом с Китаем и США.

Обеспокоенные американские дальневосточные союзники

Из-за сложной и непредсказуемой ситуации на Украине и на Ближнем Востоке Вашингтон не то, чтобы начал пренебрегать, но точно с меньшим вниманием воспринимает события на азиатском Дальнем Востоке. Из-за этого их ключевые азиатские партнеры: Япония и Южная Корея — очень беспокоятся. Ведь они оказались вовлечены в нежелательный для них политико-экономический конфликт с большими и сильными соседями: Россией и Китаем — и все ради американских геополитических интересов.
Токио и Сеул боятся, что американское присутствие в регионе сократится, и их страх небезоснователен. Сейчас Япония и Южная Корея столкнулись с тремя, неблагоприятными для них, вещами.
Во-первых, Китай демонстрирует готовность решить старые территориальные (морские) споры с Филиппинами. Такие же споры с Китаем есть и у Японии из-за архипелага Сенкаку (в китайской традиции Дяоюйдао) в Восточно-Китайском море, на который претендует и Тайвань.
Во-вторых, Китай развернул широкую политико-дипломатическую деятельность, в том числе сблизившись с Вьетнамом, куда недавно ездил китайский лидер Си Цзиньпин и где стороны объявили о "создании стратегического китайско-вьетнамского объединения ради общего будущего и укрепления китайско-вьетнамских отношений". А это означает, что Вьетнам не поддержит США и их стремление ограничить Китай в регионе. Напротив, вьетнамцы выбрали мудрый путь сотрудничества с Китаем, которое сулит им большую выгоду и не сопряжено ни с какими рисками для их безопасности. Тот же путь выбрала и Индия. Кроме того, Токио и Сеул обеспокоил недавний визит австралийского премьера в Пекин, с которого начался процесс сближения Китая и Австралии после внезапного охлаждения отношений еще при Дональде Трампе.
В-третьих, Россия в ускоренных темпах милитаризует свой Дальний Восток, включая Южные Курилы, на которые претендует Япония. Кроме того, беспокойство вызывает всестороннее углубление отношений Москвы с еще одной региональной ядерной державой — Северной Кореей.
Наконец, есть еще одно беспокоящее Японию и Южную Корею обстоятельство. Китай и Россия все чаще объединяют усилия своих вооруженных сил и вместе патрулируют воздушное и морское пространство, в частности воды Тихого океана близ Японских островов, а также в Тайваньском проливе.
Все это вкупе ясно указывает на то, что Китай и Россия решили действовать вместе перед лицом угрозы, которую они видят в новых региональных союзах, созданных Соединенными Штатами, вроде AUKUS и НАТО с его планами по расширению в Азии в непосредственной близости от Китая. Недавно НАТО открыл свой центр в Токио, а некоторые его члены, такие как Франция, Великобритания и Германия, объявили об отправке своих военных кораблей в регион, как они официально заявили, для обеспечения безопасности на основных морских путях.
Таким образом, и до Индо-Тихоокеанского региона, несомненно, дойдет "очередь", и там начнутся геополитические изменения, но пока приоритетом точно остаются Украина и Ближний Восток.

Кипящее Красное море

Что касается Ближнего Востока, то в центре внимание остается Израиль и его война с ХАМАС. Несмотря на все большее дипломатическое давление со всего мира, в том числе необязательную резолюцию, о которой на прошлой неделе проголосовала Генассамблея ООН, о немедленном гуманитарном прекращении войны (за проголосовали 153 страны мира, 10 — против (США и Израиль в их числе) и воздержались), израильское правительство не подает никаких сигналов о том, что готово прекратить жестокую военную операцию, в которой страдает огромное количество мирных жителей и которая беспрецедентна в современной истории.
Ранее уже стало понятно, что арабские и другие страны, такие как Иран или Турция, не будут вмешиваться военными средствами в эту войну. Тем не менее вероятность эскалации сохраняется. Это подтверждают участившиеся удары Израиля по Сирии, а также угрозы Израиля в адрес Ливана. Израильтяне пригрозили, что его столицу Бейрут постигнет участь Газы, если не прекратятся удары "Хезболлы" по израильской территории. Вместе с тем продолжаются нападения проиранских групп на американское военные базы в Сирии и Ираке.
Но что особенно плохо и опасно, так это участившиеся нападения йеменских хуситов, за которыми стоит Иран, на торговые суда в Красном море и стратегически важной зоне Баб-эль-Мандебского пролива на границе между Красным и Аравийским морем. Опасность в первую очередь угрожает тем судам, которые перевозят грузы для Израиля, но не только им. Нападению подвергся даже американский военный корабль, что признали в Пентагоне.
Поэтому Вашингтон сейчас старается договориться с арабскими государствами региона о международном патрулировании, то есть о создании многонациональных морских оперативных сил в Красном море. Иранский министр обороны Мохаммад-Реза Аштиани уже заявил, что в регионе "нет места для таких иностранных маневров". "Они (американцы) точно не пойдут на такое. Если они все-таки совершат столь глупый шаг, то столкнутся с огромными проблемами", — предупредил иранский министр. "Никто не может действовать в регионе, где у нас превосходство", — сказал он далее, не уточняя, какие меры в таком случае Тегеран может предпринять.
Но что бы ни думал Тегеран, важно отметить, что в регионе активны и другие страны, в том числе Россия и Китай, которые все чаще отправляют свои военные патрули в эту зону. Кроме того, в близлежащем государстве Джибути Китай отстроил свою морскую базу, где также есть и база США.
В итоге коалиция была сформирована, но без участия арабских государств, за исключением Бахрейна, и в нее вошли всего десять западных стран плюс Сейшелы. Коалиция не ставит никаких наступательных задач, а лишь планирует охранять торговые корабли.

Дипломатический блицкриг Владимира Путина и разговор с Нетаньяху

Поговорим о России. Любопытно отметить, что на прошлой неделе президент России Путин на протяжении двух часов беседовал по видеосвязи с израильским премьером Биньямином Нетаньяху.
Не секрет, что отношения между Москвой и Тель-Авивом охладели после начала израильской войны с ХАМАС в Газе и что Россия заняла откровенно пропалестинскую позицию, призвав к мирному решению конфликта и созданию независимого палестинского государства в соответствии с резолюцией ООН и границами 1967 года со столицей в Восточном Иерусалиме.
Подобная позиция Москвы не новость, и особенно ярко она проявлялась во времена Советского Союза. Тем не менее после распада СССР Россия вела себя весьма прагматично и выстраивала отношения с Израилем на взаимовыгодной основе и, как правило, не осуждала еврейское государство за его войны внутри израильского периметра безопасности.
Однако теперь все изменилось, и не столько по воле Москвы или самого Тель-Авива, сколько из-за изменившейся глобальной геополитической обстановки, в которой Израиль, как и все остальные государства так называемого коллективного Запада, выбрали сторону Соединенных Штатов, как того настойчиво требовал от них Вашингтон. Поэтому Израилю пришлось отказаться от выгодных проектов с Китаем и осудить российскую спецоперацию на Украине. Хотя в итоге Израиль не поддержал западные антироссийские санкции, он оказывает военную помощь Киеву (хотя не во всех требуемых сегментах вроде противовоздушной системы "Железный купол"), а его военные инструкторы, в том числе высшие офицеры, участвуют в боях на стороне украинцев, как и их коллеги из стран Североатлантического альянса.
Таким образом, в новых геополитических обстоятельствах, когда Запад де-факто полностью отрезал себя от России, она была вынуждена резко развернуться в сторону геополитического Востока. Этот шаг предполагал, в том числе, возвращение к советской "доктрине" в вопросах израильско-палестинского конфликта с учетом того, что Израиль выбрал антирусский лагерь, и неважно, по чьей воле.
И все-таки Владимир Путин и Биньямин Нетаньяху долгое время были близкими партнерами, которым в последнее десятилетие благодаря общим усилиям удавалось предотвратить ухудшение российско-израильских отношений и которые в идеологическом смысле стояли по одну сторону, осуждая нацизм и попытки пересмотреть события Второй мировой войны, в том числе холокост. Учитывая все это, ясно, что между ними еще остается пространство для диалога. О чем они говорили два часа, кроме, как сообщалось, открытия российской больницы в Газе (Нетаньяху был против), неизвестно.
Но известно, что их разговор состоялся сразу после того, как Владимир Путин нанес визит в ОАЭ и Саудовскую Аравию, где местные неприкосновенные правители ему оказали поистине королевский прием, а потом, уже на следующий день, в Кремль приехал иранский президент Ибрахим Раиси.
Иными словами, Владимир Путин беседовал с Биньямином Нетаньяху, "вооружившись" информацией, полученной от лидеров сильнейших ближневосточных государств, с которыми он, в том числе, обсудил израильско-палестинскую войну. (…)

Американское временное отклонение закономерно

Таким образом, учитывая сказанное, не удивительно, что США решили, что для них важнее временно переключить внимание с Дальнего Востока и Китая на Ближний Восток. Хотя он не так густонаселен, как Юго-Восточная Азия, и не так активно развивается экономически, за исключением самых богатых государств Залива, Ближний Восток всегда остается энергетическим сердцем мира и важнейшим транспортным узлом, соединяющим Старый свет (название для трех континентов: Европы, Азии и Африки).
Поэтому все ключевые геополитические силы, прежде всего я имею в виду США, Россию и Китай, хотят расширить там свое региональное влияние.
Иными словами, Вашингтон счел, что не сможет распределить свои силы сразу на трех направлениях, где ему противостоят более чем достойные противники. На Ближнем Востоке это, конечно, Иран со своими сателлитами, особенно после того, как Иран наладил стратегическое партнерство с Китаем и Россией. С нового года Иран также станет полноправным членом БРИКС вместе еще с двумя странами Залива: Саудовской Аравией и ОАЭ.
Ожидать, что Саудовская Аравия или ОАЭ (или Турция, хотя она и член Североатлантического альянса) выступят единым фронтом с США и Израилем против Ирана, особенно после всего произошедшего в Газе, явно не стоит даже в долгосрочной перспективе.
Если эти государства и не пожелали вмешиваться в израильско-палестинский конфликт, так как они не хотят перечеркивать собственные амбициозные планы развития и полностью ломать систему безопасности на Ближнем Востоке, какой бы нестабильной она ни выглядела, вряд ли они захотят включиться в опасную войну против Ирана под предводительством Соединенных Штатов Америки и ради их интересов. США, в отличие от них, географически все-таки очень далеки от всех фронтов: и реальных, и потенциальных.

А что с Украиной?

Второй или, правильнее даже сказать, первый важнейший фронт, к которому прикованы взгляды всего мира, — это Украина. Однако там ситуация развивается не лучшим образом, причем не только для Киева, но и для Запада.
Украинское летнее контрнаступление потерпело фиаско, несмотря на огромную военную и финансовую помощь Запада, и политические условия все больше осложняются. В будущем году, когда в США и некоторых странах Европейского Союза запланированы выборы) все громче спорят о дальнейшей финансовой помощи Киеву. Прежде всего, это касается США из-за конфликта между Конгрессом и Белым домом. Республиканцы не соглашаются принимать проект бюджета, подготовленный Байденом и предусматривающий помощь Украине в размере 60 миллиардов долларов, требуя изменений в американском миграционном законодательстве.
Точнее говоря, республиканцы не согласны на "косметические" изменения, которые им в ответ предлагает Джо Байден, а требуют таких же мер, какие ввел в свое время Дональд Трамп. Для Байдена и демократов это крайне нежелательно в выборный год, когда, судя по всему, на выборах ему будет противостоять Дональд Трамп как кандидат от Республиканской партии (если раньше его не посадят по результатам уже четырех судебных процессов, начатых против Трампа в текущем году, и их эпилог ожидается как раз в выборном 2024 году).
Как бы там ни было, по последним опросам общественного мнения Дональд Трамп опережает Байдена по популярности (47 и 43% соответственно, и это самый высокий показатель за все время). Также он остается явным лидером среди республиканских кандидатов на партийных праймериз.

Неудачный визит в Вашингтон

Украина, которая без американской финансовой и военной помощи – сейчас это уже все понимают– совершенно нежизнеспособна как государство, превратилась в заложника внутриполитической американской борьбы. Не помог и недавний двухдневный визит Владимира Зеленского в Вашингтон — такой же, как и годом ранее. Только на этот раз визит окончился полным крахом!
Сначала Владимир Зеленский побеседовал с высокопоставленными представителями Пентагона, которые пообещали ему продолжение военной помощи. Потом Зеленский провел встречу с представителями мощной американской оборонной индустрии, и говорили они, как написал "Нью-Йорк Таймс", "о долгосрочных потребностях Украины на поле боя". (…)
После этой встречи, на следующий день, состоялись важнейшие переговоры. Сначала Владимир Зеленский встретился со спикером Конгресса Майком Джонсоном, которого так и не смог уговорить сменить позицию. После встречи Джонсон публично заявил, что "забота о чужой (украинской) национальной безопасности не может быть приоритетом американской национальной безопасности" - он имел в виду американскую границу с Мексикой и миграционный кризис там.
Наконец, Владимир Зеленский с черного вход, без всякой официальной помпы и принятого государственного протокола вошел в Белый дом, где говорил с Джо Байденом, с которым потом провел совместную пресс-конференцию.
Насколько этот визит оказался провальным, свидетельствует тот факт, что, помимо знакомых фраз о героизме Украины, которая борется со злыми русскими, Джо Байден на этот раз сказал, что продолжит помогать Украине "столько, сколько это будет возможным". Симптоматичное отклонение от его прежней формулы, которую, как мантру, повторяли и многие другие, об оказании помощи Киеву "столько, сколько потребуется". Хотя и эту формулировку можно считать очень растяжимой.
Очевидна разница между недавним визитом Владимира Зеленского в Вашингтон и таким же годом ранее. Его встречали как настоящего героя, когда он выступал перед членами Конгресса и излучал оптимизм после ожидаемых серьезных успехов украинской армии осенью прошлого года. Когда Владимир Зеленский вошел в Белый дом, его встретили со всеми полагающимися почестями, и, конечно, он входил через главный, а не через черный вход.
Насколько печальная картина вырисовывается, стало понятно на означенной пресс-конференции, когда Джо Байден сказал, что немедленно отправит Украине 200 миллионов долларов помощи. Украинские руководители часто говорят о том, что ежедневно Украина тратит сто миллионов долларов!. Немедленно последовал неожиданный вопрос журналиста Байдену: "Хотите ли вы, господин президент, чтобы Украина победила в этой войне?" Джо Байден только усмехнулся, оставив вопрос без ответа.
Можно отметить и еще одно изменение. И Байден, и его близкие соратники больше не говорят о необходимости нанести стратегическое поражение России в украинском вооруженном конфликте, а все чаще подчеркивают, что "нельзя позволить Путину победить". А это, как говорится, большая разница.
О слабом и практически нулевом результате визита Владимира Зеленского говорят и практически все заголовки самых авторитетных американских СМИ. В своих статьях они ставят акцент на борьбе демократов и республиканцев и на все более слабом положении самого Джо Байдена, которому никак не удается остановить нисходящий тренд своей (не)популярности. Не помогает ему, конечно, и гуманитарная катастрофа в Газе из-за беспрецедентной израильской военной операции.

Мяч на стороне Европейского Союза

В подобных обстоятельствах Вашингтон уже делегировал Брюсселю обязательства по временному финансированию Украины исключительно за счет собственных средств, как и скорейшее принятие Украины в члены ЕС без особых требований, которые, однако, должны были выполнить другие претенденты на вступление в Европейский Союз.
В этом смысле судьбоносным стал двухдневный саммит Европейского Союза, на котором решались два важнейших вопроса. Один из них носил преимущественно политико-пропагандистский характер и вообще поднимался ради поднятия морального духа украинского народа, который постепенно осознает, в каком ужасном положении оказался. Второй вопрос был более практического толка. Конечно, первый вопрос касался начала переговоров с Киевом о вступлении Украины в ЕС. Второй вопрос касался предоставления Киеву 50 миллиардов евро до 2027 года (из них 17 миллиардов невозвратные средства, а остальное — кредиты).
В первый день саммита удалось договориться о начале переговоров, поскольку венгерский премьер Виктор Орбан покинул зал для голосования в знак несогласия с этим решением. Таким образом, он не наложил обещанное вето, но взамен для Венгрии разморозили около 10 миллиардов евро субсидий, так как Брюссель внезапно понял, что Будапешт выполнил все требования к его правосудию.
Украинский президент Владимир Зеленский немедленно назвал это решение Европейского Союза "украинской победой", хотя де-факто она означает только одно — длинный и тернистый путь в Европейский Союз, который в итоге может никуда не привести. Пример тому — Турция, которая ждет у дверей ЕС вот уже полвека.
Так, Балаш Орбан, высокопоставленный чиновник в администрации Орбана, немедленно пояснил венгерским СМИ, что Будапешт не считает Украину готовой к ЕС, хотя 26 стран-членов Евросоюза придерживаются иного мнения. По его словам, Венгрия не захотела взять на себя ответственность за это ошибочное решение, которое он назвал принципиальным решением Европейского совета, после которого страны-члены должны сообща подготовить конкретный пакет переговоров. Балаш Орбан добавил: "Для начала переговоров нужно единогласное решение, и оно еще не принято и будет отложено".

Венгерский Гринч украл Рождество у Киева

Но холодный душ Владимиру Зеленскому еще только предстоял. Образно выражаясь, венгерский Гринч (Виктор Орбан) украл у украинцев Рождество. Он наложил вето на упомянутые 50 миллиардов евро долгосрочной финансовой помощи Киеву. Этот вопрос придется снова обсуждать в будущем году, но Киеву деньги нужны уже сейчас.
Получается, что брюссельские и другие европейские политические элиты выполнили "домашнее задание" Байдена и сделали все, что могли ради помощи Украине, но главного, финансового, вклада в итоге так и не внесли.
Так же вышло и в США, где Конгресс ушел на рождественские каникулы, которые продолжатся до 9 января, а значит, до этого срока никаких решений о бюджете приниматься не будет. И это несмотря на тот факт, что Сенат, который контролируют демократы с небольшим отрывом (51:49) решил на несколько дней отложить перерыв в работе, считая, что компромисс уже близок. Однако в итоге и у Сената ничего не вышло, и он чуть позже ушел на зимние каникулы.

Все зависит от прихоти американских политиков

Когда бы ни был достигнут компромисс между Конгрессом и Байденом (рано или поздно это произойдет) и каким бы ни был этот компромисс, одно в данной ситуации уже ясно: Украина зависит не сама от себя, а от прихоти американских политиков.
Хотя после Майдана в США воцарился консенсус насчет долгосрочной помощи Украине и борьбы с важнейшей угрозой для американской безопасности, то есть Россией, ясно, что эта помощь зависит исключительно от администрации Байдена.
Что будет после нее, особенно если придет другая, республиканская, никто не берется сказать откровенно. Я только напомню, что такие же крепкие двухпартийные коалиции сложились во момент начала войны во Вьетнаме перед распространением китайского и советского коммунизма в Юго-Восточной Азии, а особенно после террористических актов в США 11 сентября 2001 года, когда принималось решение о вторжении в Афганистан. Со временем эти коалиции распались, и республиканцы настойчиво требовали вывода войск из Афганистана еще при администрации Обамы, а особенно после того, как к власти пришел Дональд Трамп, который предпринял конкретные шаги в этом направлении. В итоге Джо Байдену пришлось пойти на непопулярный шаг, то есть принять решение об отступлении, а это всегда политически проигрышный ход. Особенно если провернуть его так, как его провернули США, убегая, как крысы с корабля.
Таким образом, стоит ли ожидать, что двухпартийный консенсус по Украине в США будет сохраняться вечно? Особенно если станет понятно, что все зашло слишком далеко и света в конце тоннеля не видно.
Пока этот консенсус остается неоспорим, но, несомненно, подвергнется пересмотру, если дойдет до того, что американская выгода от украинского конфликта будет меньше, чем тяжесть его последствий. Пока для США эта ситуация еще не сложилась, в отличие от Европейского Союза, где военные и финансовые потери в виде опустошенных ради Киева оружейных складов куда больше, чем американские, учитывая, что ЕС в этом конфликте не зарабатывает ни на чем. В отличие от США, которые отправляют в Европейский Союз свой СПГ взамен российского и большое количество своего современного оружия, хотя и у ЕС есть своя сильная военная промышленность. При этом европейская промышленность и крупный бизнес скорейшими темпами перебираются за океан в безопасные американские бизнес-гавани.

Опасная недальновидность

Но больше, чем бесконечная послушность, беспокоит недальновидность европейских политических элит. Их все большая вовлеченность в украинский вооруженный конфликт на военно-политическом уровне и согласие с тем, чтобы считать его жизненно важным для всего Европейского Союза (бытует мнение, что после вероятной победы на Украине Владимир Путин двинется дальше на запад и что Россия готовится к продолжительной войне), не внушают особенного оптимизма.
Разве они не видят, что все это вкупе ведет их туда, откуда обратной дороги нет?Украину приглашают в ЕС, хотя ни результаты вооруженного конфликта, ни ее собственная судьба все еще совершенно неизвестны. Киеву предлагаются миллиарды долларов и евро для обороны и восстановления, но разрушение Украины продолжается, причем со все большей силой.
Несколько дней назад венгерский премьер Виктор Орбан в интервью венгерскому радио произнес фразу, которая могла бы, даже несмотря на то, что сказана им, стать в ЕС мейнстримом. Орбан заявил, что бессмысленно говорить о предоставлении Украине 50 миллиардов евро помощи из общих средств Европейского Союза в ближайшие пять лет, когда неизвестно, что с ней будет через три месяца.
Сегодня в мире все знают, что украинский вооруженный конфликт не может завершиться на поле боя — нужны переговоры. Однако очень важно, с каких позиций каждая из сторон в них войдет.
Нынешнее положение на фронте, как и провал контрнаступления, которое не позволило Киеву вернуть себе хоть что-то из утраченных территорий, не позволяют Киеву, а значит, и Западу занять выгодную стартовую позицию.
С другой стороны, ожидать от России, что она откажется от захваченных и официально присоединенных новых территорий, бессмысленно. Это означало бы ее полное поражение, которого Владимир Путин точно не допустит. Особенно накануне президентских выборов в марте, на которых ему уже гарантирована победа.
На большой традиционной пресс-конференции, которая состоялась на прошлой неделе, Владимир Путин повторил, что российская специальная военная операция на Украине продолжится, пока не будут выполнены все поставленные цели: демилитаризация, денацификация и обеспечение военного нейтралитета Украины. Он повторил, что вооруженный конфликт не прекратится, пока Запад не предоставит России гарантии безопасности.
Однажды Запад (читай США) уже отказал ей в этом в декабре 2021 года и в начале февраля на первых переговорах с Москвой в 2022 году. Поэтому очень трудно поверить в то, что теперь Запад согласиться. Ведь ставки для него уже слишком высоки, и речь уже идет не столько об Украине, сколько о геополитической картине мира вообще. Она во многом будет зависеть от результатов этого вооруженного конфликта.
Получается, Запад парализован.
Я бы сказал, что переговоры между Москвой и Киевом (Вашингтоном) начнутся только тогда, когда США ощутят реальную военную угрозу от украинского вооруженного конфликта для своей безопасности, то есть из-за эскалации вне территории самой Украины. Возможно обострение обстановки в некоторых восточных государствах-членах НАТО. Тогда Вашингтон оказался бы в крайне неблагоприятной ситуации, поскольку, с одной стороны, он точно не хочет вступать в войну с Россией, а с другой, его связывают союзнические обязательства в случае нападения на одного из членов Североатлантического альянса.
Пока такой угрозы нет, в том числе благодаря Байдену, который отправляет Киеву достаточно оружия, только чтобы выжить, и Путину, который уверен, что достигнуть своих целей может исключительно военными средствами на украинском фронте.

Источник новости: https://inosmi.ru/20231227/ukraina-267258757.html






Оставить комментарий

Ваше Имя: Ваш E-Mail:
Введите код:

Top.Mail.Ru