Карлсон волей или неволей сломал базовый западный медиашаблон

Карлсон волей или неволей сломал базовый западный медиашаблон

К шести часам вечера по времени Восточного побережья США, когда трансляция интервью Владимира Путина Такеру Карлсону одновременно началась и на его сайте, и на платформе X, высокопоставленные обитатели вашингтонского болота и преданные ему медиаресуры (и справа, где Fox News, и слева, где CNN) достигли стадии принятия. Даже опустошения. Угрозы не подействовали, уговаривать Такера не пытались, дискредитировать давно бесполезно, а плана B не было, потому что не было даже плана A. Решено было просто не замечать.

С каждым получасом, однако, делать это было всё труднее и глупее. Уже к исходу первых 30 минут онлайн-аудитория разговора превзошла среднюю дневную аудиторию CNN раз в десять. А разговор, к концу которого просмотры на платформе Маска перевалят за 30 млн, а слово Putin возглавит топ мировых трендов в соцсети, только начинался. Впрочем, главные отличия от предыдущих попыток американских журналистов поговорить с президентом России уже выстроились в общую картину. Полностью высветилась и главная причина страхов тех, кто меньше всего хотел появления этого интервью.

Дело в том, что бывший телеведущий Карлсон волей или неволей сломал базовый западный медиашаблон. Честно пообещав своей аудитории в США максимально проинформировать её об истоках конфликта на Украине, о роли Америки в нём и его перспективах (глобальный конфликт подразумевался), Такер отказался от традиционной задиристой манеры. Когда цель разговора не поиск истины, а яркие цитаты, кликбейт, заголовки, лайки и репосты.

В итоге среднестатистический американец (левый, правый — идеологическая окраска неважна), настроенный не на конфронтацию и войну, а на диалог, получил доступ к своеобразной онлайн-энциклопедии смыслов, которыми руководствуется Россия — и Путин лично — во внешней политике.

Более того, доступ к такой энциклопедии отныне не ограничен мимолётным эфиром, как было раньше с интервью Путина американским СМИ, которые кромсали и резали. Всё сгруппировано на сайте Карлсона. Всё переведено. Есть про расширение НАТО, про историю, про отношения с США, про красные линии и (что важнее) тёмные пятна. Много ли американцев знают, что Россия вела мирные переговоры с Украиной и обо всём почти договорились, пока их не сорвал вмешавшийся Борис Джонсон. То же о роли ЦРУ во взрыве «Северных потоков». Потому и слова «дайте нам решать самим» — комментарий от несистемного кандидата в президенты США Роберта Кеннеди после просмотра — можно вынести в эпиграф всей беседы.

Всё более немощного Джо Байдена Владимир Путин, можно сказать, даже пожалел. Рассказал Карлсону, что не помнит, когда в последний раз говорил с президентом США. «Не помнит» тут, конечно, фигура речи. Два часа плотного разговора, без пауз, с обилием деталей и дат — президент России продемонстрировал отличную интеллектуальную форму. Самое плохое, что могло случиться с главой Белого дома в этой ситуации, — это появление на контрасте. Но вот именно это и случилось.

Неизвестно, удерживала ли в этот вечер Байдена его команда или, наоборот, толкала к телекамерам (разобраться в том, кто принимает решения в США, непросто: Америка — сложная страна, как сказал Путин), но американский президент оказался перед репортёрами всего через час после окончания интервью с Путиным. И в предельно взвинченном состоянии. Его провалы в памяти отныне не просто повод для шуток и материал для репортажей. Это зафиксировано в протоколе американского Минюста.

Спецпрокурор Роберт Хур завершил расследование ненадлежащего хранения тогда ещё бывшим вице-президентом США секретных документов в его домашнем гараже. Уголовное дело Хур не возбудил (кто ж даст — это же не Трамп и Мар-а-Лаго), но отомстил по полной.

Одна из причин, по которым было решено не выдвигать обвинения, заключалась в том, что «на суде Байден, скорее всего, представит себя присяжным, как он это сделал во время нашего интервью с ним, как симпатичного, благонамеренного пожилого человека с плохой памятью». Настолько плохой, что он не помнит ни дат своего вице-президентства, ни даже даты смерти старшего сына Бо. Этого-то глава Белого дома и не стерпел.

Ведь если вы слишком стары, чтобы предстать перед судом, то вы слишком стары, чтобы быть президентом.

Гневный спич перед прессой, которой Байден параллельно ещё и умудрялся хамить, должен, видимо, был показать, что он в тонусе. Но вышло всё как в поговорке «хотели как лучше, а получилось как всегда». Уже покидая репортёров, Байден зачем-то решил ответить ещё на один вопрос — про Ближний Восток, на чём и срезался. В самый раскалённый регион планеты он поместил Мексику, ещё и назначив её президентом главу Египта Ас-Сиси.

Итог катастрофический. Спикер палаты представителей США Майк Джонсон (третий человек в иерархии американской власти) заявляет, что Байден в этой иерархии точно не должен быть первым. А ведь от Джонсона напрямую сейчас зависит судьба военной помощи Киеву, которая для президента США превращается во второй Афганистан. Положительное голосование в сенате по отдельному (то есть отвязанному от иммиграционных мер) пакету военной помощи Украине и Израилю на сумму $95,3 млрд не должно вводить в заблуждение. Ястребы от обеих партий давно в общей стае. Но вот чуть пониже на Капитолийском холме дуют другие ветра. И дуют они в паруса Трампа.

Словно вторя общему тону интервью российского президента, 45-й президент США записал своеобразное превью. Мир, по мнению кандидата-республиканца, находится на грани третьей мировой войны — и всё из-за человека, который просто не может вести переговоры. Ни с Си Цзиньпином, ни с Ким Чен Ыном, ни с Владимиром Путиным. С другой стороны, а нужно ли это тому, кто в последнее время всё чаще беседует с Франсуа Миттераном или Гельмутом Колем?







Оставить комментарий

Ваше Имя: Ваш E-Mail:
Введите код:

Top.Mail.Ru