Интервью Путина и «четвёртый раздел Польши»

Интервью Путина и «четвёртый раздел Польши»

АВТОР: Елена Панина

Отдельной темой, на которой Путин в интервью Карлсону не раз заострял внимание, стал «польский вопрос». Звучал он не только в связи с далёкой уже историей, хотя и уния с Литвой, и ополячивание малороссов с внедрением идеи «украинства» — всё это важно. Но всё-таки настоящей «гиеной Европы» Польша стала уже в Новейшее время.

Во-первых, довоенная Польша, в преемственности к которой расписывается нынче Варшава, повинна в коллаборации с нацистами:

«В 1939 году, после того как Польша посотрудничала с Гитлером, а Польша сотрудничала с Гитлером, и Гитлер предлагал — все документы у нас в архивах есть — с Польшей заключить мир, договор о дружбе и союзничестве, но требовал, чтобы Польша отдала назад Германии так называемый Данцигский коридор, который связывал основную часть Германии с Кёнигсбергом и Восточной Пруссией. <…> Гитлер упрашивал их отдать мирно — поляки отказались. Но тем не менее сотрудничали с Гитлером и вместе занялись разделом Чехословакии».

Это очень хорошее напоминание от Путина, особенно на фоне попыток Варшавы переписать историю, обвинив СССР в развязывании Второй мировой войны наравне с Третьим рейхом.

Во-вторых, из слов Путина следует, что именно жестокая политика поляков на Западной Украине привела к созданию там движений нацистского толка, к Бандере и Шухевичу:

«…Когда эти территории находились в составе Речи Посполитой, Польши, украинцев достаточно жестоко преследовали, изымали, пытались уничтожить эту идентичность, вели себя очень жестоко, это всё осталось в памяти народа. Когда началась Вторая мировая война, часть этой крайне националистически настроенной элиты [на Западной Украине] начала сотрудничать с Гитлером, полагая, что Гитлер принесёт им свободу…»

То и другое — серьёзные обвинения сами по себе. Но они превращаются в обвинительный приговор об исторической вине Польши в контексте лейтмотива всего интервью — денацификации Украины. И не только Украины, кстати. Какой разительный контраст с Венгрией, которая тоже претендует на часть территории «незалежной»!

На этом фоне по-особенному смотрится ответ Путина на вопрос Карлсона, не собирается ли Россия нападать на Польшу.

«Только в одном случае: если со стороны Польши будет нападение на Россию, — ответил президент. — Зачем нам это? У нас просто нет никаких интересов [в Польше]. Одни угрозы».

То есть угрозы точно имеются. Что касается нападения на Россию, то в рядах ВСУ, как опять же заметил Путин, «больше всего наёмников из Польши».

Да, это пока ещё не регулярные войска, появление которых на Украине «поставит человечество на грань очень серьёзного, глобального конфликта». Но если помножить всё это на головную боль, которую Варшава причиняет остальной Европе («Польша с руки клюёт у немцев. <…> Германия кормит Польшу в известной степени. А те взяли и закрыли [газовый] маршрут на Германию») и её одиозную зависимость от США, то «четвёртый раздел Польши» не в самом отдалённом будущем уже не выглядит чем-то сверхъестественным.

Автор — директор Института международных политических и экономических стратегий — РУССТРАТ





теги: Польша


Оставить комментарий

Ваше Имя: Ваш E-Mail:
Введите код:

Top.Mail.Ru