Как отношение к России рассорило Словакию и Чехию

Как отношение к России рассорило Словакию и Чехию

Разное отношение к России и Украине рассорило власти Словакии и Чехии. Однако речь идёт о конфликте разных политических сил, а не о противостоянии государств. 

Политики и русофобского, и русофильского, и «промежуточного» толка присутствуют в каждой из стран. Чехи в целом относятся к нам хуже словаков, но разница невелика. Две страны очень близки друг другу, и России надо использовать эту близость для того, чтобы и в Чехии русофоба Петра Фиалу сменил в премьерском кресле кто-то похожий на его словацкого коллегу Роберта Фицо. 

Узнав о встрече главы МИД Словакии Юрая Бланара с Сергеем Лавровым, известный своей непримиримой русофобией премьер Чехии Пётр Фиала пришёл в ярость. Он заявил о принципиальном расхождении между двумя странами по российскому и украинскому вопросу, и приостановил совместные заседания правительств Чехии и Словакии, которые проводят ещё с 2012 года. 

«Мы убеждены, что сегодня нет необходимости проводить совместные заседания правительств. Мы информировали словацкое правительство о нашем решении… Мы все хотим мира, но есть только один способ помешать агрессору достичь своих целей. Мы не отступим перед агрессивной войной и злом, но мы поможем тем, кто защищается от несправедливого нападения… Виной всему агрессивная политика России» – так Фиала прокомментировал как факт встречи Бланара с Лавровым, так и желание своего словацкого коллеги Роберта Фицо прекратить вооружение Украины.

Реакция Фицо не заставила себя долго ждать. «Мы принимаем во внимание, что руководители чешского правительства решили поставить под угрозу словацко-чешские отношения лишь потому, что заинтересованы поддерживать конфликт на Украине, в то время как словацкое правительство открыто говорит о мире», – сказал он. Тем самым раскол между двумя наследницами Чехословакии стал очевиден. 

В России эта история получила достаточно живой отклик. Наиболее экзотические комментарии выглядели примерно так: «Марионетка США Фиала решил разорвать отношения со страной, которая проводит независимый курс». Или: «Словаки показали, что они принадлежат к славянской цивилизации и чужды Западу, в то время как чехи окончательно отравились либерализмом». Или: «Чехи высокомерно отказывают бывшим соотечественникам в праве иметь отличное от своего мнение». Иные начали копаться в истории, пытаясь отыскать причины «несовместимости» словаков и чехов.

Однако в действительности можно говорить скорее о несовместимости «двух Ф» – Фицо и Фиалы, а также их команд. Словацкий премьер, критикуя чешского коллегу, дал понять, что фундаментального разрыва отношений не произошло. «Правительству Чехии рады в Словакии в любое время. Наши политические отношения мы не будем в Словакии отягощать разными взглядами на мир, которые не имеют ничего общего с чешско-словацким сосуществованием», – подчеркнул он. Примерно в том же духе позднее высказались и чешские руководители.

Картину делает более пёстрой и ещё несколько заявлений. Так, бывший премьер Чехии Андрей Бабиш, который выступает против поставок оружия режиму Зеленского, раскритиковал чешские власти за решение по Словакии, за что получил резкую отповедь от главы МИД Чехии Яна Липавского: «Бабиш абсолютно ничего не знает о внешней политике. Мне кажется, что он становится угрозой безопасности этой страны». А тому ответил уже бывший чешский президент Милош Земан: «Прерывание чешско-словацких отношений является грубой политической ошибкой. Никто не может диктовать правительству суверенной страны, как оно должно себя вести».

Чапутова и Павел позировали в Киеве

Со своей стороны, известная своим плохим отношением к России и поддержкой Украины президент Словакии Зузана Чапутова не поддержала собственного премьера и фактически встала на сторону Фиалы. «Если мы значительно ослабим внешнюю политику, мы можем потерять друзей. Мне жаль, что это происходит. На своей должности я буду и дальше пытаться укреплять отношения между Словакией и Чехией», – заявила она. В том же духе высказались и представители евроатлантических словацких партий, которые до октября 2023 года находились у власти и проводили ту же линию, что и Фиала.

Тем самым мы видим, что речь идёт не о межгосударственном разломе, а о спорах политиков с разными точками зрения на Россию и Украину. До того, как Фицо вернулся к власти в Братиславе, словаки проводили политику, совершенно неотличимую от чешской. Доходило до того, что Фиалу и чешского президента Петра Павла называли подлинными руководителями Словакии – настолько её бывшие премьеры Эдуард Хегер и Людовит Одор сливались в антироссийском и проукраинском экстазе со своими чешскими коллегами.

Парламентские выборы в Чехии после начала СВО не проводились, а вот в Словакии они грянули 29-30 сентября 2023 года. И по их итогам к власти пришли Фицо и его команда, имеющие совершенно иную точку зрения по данному вопросу. И конфликт между властями двух государств был запрограммирован не вследствие принципиальной разности в подходах к России и Украине чехов и словаков в целом, а из-за противоречий между конкретными политическими силами. Причём и Фицо, и Фиала имеют единомышленников по обе стороны чешско-словацкой границы.

В чистом виде соратниками Фиалы и его Гражданско-демократической партии являются словацкая партия «Свобода и солидарность» бывшего главы МИД Рихарда Сулика. А уходящая с должности президент Словакии Зузана Чапутова близка Ондржею Коларжу – чешскому политику, который стал автором сноса памятника маршалу Ивану Коневу в Праге. Видение России у их партий («Прогрессивной Словакии» и «ТОП09») примерно одинаковое и максимально враждебное. Они хотели бы разорвать с нами чуть ли не все имеющиеся связи и даже отправить войска на помощь Украине. 

Можно привести примеры и других таких пар правоцентристских антироссийских партий. Так, чешский Христианско-демократический союз имеет в Словакии «клона» в лице Христианско-демократического движения, а либерал-консерваторы из партии «Старосты и независимые» – в виде партии «Обыкновенные люди и независимые личности» бывшего премьера Игора Матовича. Разве что Пиратская партия с её «зелёными» идеями (к ней принадлежит глава МИД Чехии Липавский) в более бедной и консервативной Словакии не имеет значимого аналога.

Роберт Фицо и Петер Пеллегрини

«Пару» имеют политики и партии иного толка. Нынешний председатель парламента Словакии, лидер левоцентристской партии «Голос – социал-демократия» Петер Пеллегрини идейно близок к Земану. А с Фицо и его соратниками из «Направления – социал-демократия» всё больше сближается крупнейшая оппозиция – чешская партия ANO, руководимая экс-премьером Бабишем. Левое крыло партии Фицо – бывшие члены Компартии, чьё видение происходящего близко чешским коммунистам. И те и другие считают главными виновниками творящегося на Украине США.

Наконец, входящая в правительство Словакии правая евроскептическая Национальная партия и внепарламентская «Республика» – местные русофилы, во всём критикующие курс ЕС и НАТО по отношению к России и Украине. Но и в Чехии есть такие партии – парламентская «Свобода и прямая демократия» и внепарламентский «Триколор», объединяющий сторонников бывшего президента Вацлава Клауса. Так что речь точно не идёт о «великом разломе» между Словакией и Чехией. Просто пребывание у власти разнонаправленных политических сил не могло не сказаться на их отношениях.

Говорящие на взаимопонимаемых языках Словакия и Чехия до сих пор сохраняют общее культурное пространство, фактически имеют общую систему энергетики и вооружённые силы. С симпатией, по-братски, друг к другу относятся примерно по 85% чехов и словаков. Сотни тысяч словаков работают и учатся в Чехии. Естественно, что и политическое поле двух государств будет похожим, и друг на друга они влияют. А то, что Чехия на Словакию влияет больше, – опять же понятно в силу её более развитой экономики, более длительной традиции государственности и более прочного, чем у словаков, национального самосознания.

Если говорить об отношении к России, то опросы показывают, что нашу СВО явно не поддерживают две трети чехов и примерно 60% словаков, но переговоров по Украине хотят 70% чехов и три четверти словаков. Вооружать Украину «до победного» готовы почти четверть чехов и примерно 20% словаков. А явную симпатию к России испытывает до 20% словаков и 15% чехов. Эти цифры показывают большую расположенность к нам словаков, нежели чехов. Но разница между двумя наследницами Чехословакии невелика – о пропасти и глубоком расколе тут и близко речи нет.

Некоторую разницу опять же можно объяснить. В более богатой, городской и близкой Западной Европе Чехии ещё в XIX веке появилась традиция русофобии – восприятие России как «деспотизма». И уже позднее она стала проникать в Словакию. В то же время не только в Словакии, но и в Чехии до наших дней дожила и русофильская традиция. Славянских первосвятителей Кирилла и Мефодия почитают и в Словакии, и в Чехии, хотя постоянным государственным выходным днём он является только в первой. И обе страны почитают его в рамках католической традиции, и ни одна из них не противопоставляет «славянство» Европе.

Потому нынешний конфликт Фицо и Фиалы России надо использовать не для поиска мифической несовместимости словаков и чехов, а для того, чтобы политик, похожий на первого, пришёл к власти и в Праге. Для этого необходимо делать Словакии отдельные поблажки (насколько это возможно для страны ЕС и НАТО), а Чехии – предельно жёстко противостоять. Прежде всего противостоять чешскому экспорту за пределами глобального не-Запада. Пусть чехи увидят, что даже ограниченное сотрудничество с Россией от Фицо лучше, чем разнузданная русофобия Фиалы. Который не любит нас совсем не потому, что США ему «приказали».

Исходить нам надо из близости Словакии и Чехии. И использовать эту близость себе во благо. При этом не теша себя ложными иллюзиями о «природной русофилии» словаков (Фицо – не русофил, просто прагматик) и столь же «твердолобой русофобии» чехов (Фиала имеет все шансы ближайшие же выборы с треском проиграть).







Оставить комментарий

Ваше Имя: Ваш E-Mail:
Введите код:

Top.Mail.Ru