Как Россия возместила триллионный ущерб от подрыва «Северных потоков»

Как Россия возместила триллионный ущерб от подрыва «Северных потоков»

Подрыв «Северных потоков» стоил российскому бюджету более триллиона рублей потерянных доходов от экспорта газа в прошлом году, посчитали в ФТС. Даже санкции против нефтяной отрасли принесли бюджету меньший ущерб. Несмотря на это, бюджету удалось справиться. Чем удалось компенсировать такие потери?

Бюджет России в 2023 году недосчитался запланированных 1,138 трлн рублей доходов в виде экспортной пошлины на газ из-за подрывов газопроводов «Северный поток» и «Северный поток – 2», сообщил врио главы Федеральной таможенной службы (ФТС) России Руслан Давыдов.

В прошлом году главную роль в снижении нефтегазовых доходов сыграли именно газовые доходы, которые упали на 35%. Доходы от нефти тоже снизились, но не настолько сильно: они сократились на 7,2% – до 7,786 трлн рублей в прошлом году (против 8,391 трлн в 2022 году).  

Несмотря на это, общий план по перечислению таможней доходов в бюджет в прошлом году был даже перевыполнен на 2,5%. Этого удалось достичь в основном благодаря росту импорта. «В условиях падения мировых цен на энергоресурсы и завершения налогового маневра в структуре бюджета в прошлом году 74% составили доходы от импорта. Это рекордные для ФТС 4,932 трлн рублей, что на 27% больше установленного прогнозного задания по импорту», – сказал Давыдов.

Ранее глава ЦБ Эльвира Набиуллина говорила, что в 2023 году доля нефтегазового сектора в ВВП уменьшилась, и в этом смысле экономика стала менее зависима от нефтегазовой отрасли.

Однако эксперты более осторожно говорят о снижении зависимости российской экономики от нефтегазовых доходов. «Говорить о значительном снижении зависимости России от нефтегазовых доходов пока преждевременно. Но безусловно этот процесс пошел, и экономика начала перестраиваться на высокотехнологичные производства. В пример можно привести запуск первого за последние 52 года вновь построенного тракторного завода полного цикла компанией «Ростсельмаш». Доходы от экспорта действительно снизились, и тут, конечно, ключевая потеря от экспорта газа. Но, как говорится, «нет худа без добра». Газовикам есть куда пристроить добытый газ на внутреннем рынке. Газификация страны на сегодняшний день составляет всего 73%», – говорит Николай Переславский, руководитель направления «Сопровождение» ГК CMS.

«Если сравнить трехлетний период до начала СВО с 2019 по 2021 год и неполный трехлетний период с 2022 по 2024 год, то ситуация с нефтегазовыми и ненефтегазовыми доходами бюджета изменилась не очень сильно. В среднем нефтегазовые доходы в период до СВО составляли около 34,1% от общих доходов бюджета и в среднем 6,3% от ВВП. За период с 2022 по 2024 год в среднем нефтегазовые доходы могут вырасти до 34,8% от общих доходов бюджета, и они должны составить также около 6,3% от ВВП. То есть говорить о снижении зависимости России от нефтегазовых доходов пока преждевременно», – отмечает Николай Дудченко, аналитик ФГ «Финам».

Данные первых месяцев этого года тоже не показывают снижение зависимости. «По итогам января-февраля 2024 года госбюджет РФ получил 1,62 трлн нефтегазовых доходов, составивших 32% от совокупных доходов бюджета. Это не очень большая величина, и две трети доходов российского бюджета складываются уже несколько лет из ненефтегазовых доходов, что в целом является плюсом. Тем не менее пять лет назад, в январе-феврале 2019 года, доля нефтегазовых доходов бюджета РФ составляла 39%, и тогда почти 60% доходов госбюджета Россия получала от ненефтегазовых доходов.




То есть снижение доли нефтегазовых доходов за пять лет с учетом даже происходящих с 2022 года потрясений в геополитике, потери «Северных потоков», санкций и «потолка цен на российскую нефть, составило всего пять процентных пунктов»,




– говорит Наталья Мильчакова, ведущий аналитик Freedom Finance Global.

При этом эксперт замечет, что несмотря на рост доходов российского бюджета на 71% в январе-феврале этого года, по сравнению с тем же периодом 2019 года они упали почти в пять раз (в абсолютных цифрах). И вместо профицита бюджета Россия имеет все-таки дефицит, пусть даже не очень большой, всего 0,8% от ВВП. С другой стороны, положительный момент заключается в том, что взятый еще в 2018 году курс на снижение зависимости от нефтегазовой иглы продолжается, и Россия получает доходы еще и из других источников, говорит Мильчакова.

Импорт в 2023 году вырос на 9,5% – с 276,5 до 302,9 млрд долларов. Наиболее существенно вырос импорт из Азии: почти на 30% – до 187,5 млрд, отмечает Дудченко. Наибольший вклад в рост импорта внесли машины, оборудование, транспортные средств, а также текстиль, текстильные изделия и обувь, которые Россия закупала.




«Росту доходов от импорта помогла также девальвация рубля, который потерял в 2023 году порядка 30% по отношению к доллару, евро и юаню»,




– говорит Переславский.

«2024 год кардинально от 2023 года отличаться не будет. Производителям нефти пока удается держать нефть в районе 80-90 долларов за баррель за счет снижения предложения. Газ в Европе зацепился за поддержку в 250 долларов за тысячу кубометров и торгуется сегодня в районе 300 долларов. Увеличить доходы бюджета от экспорта можно за счет поиска новых рынков сбыта. Нефтяникам удалось отчасти переориентировать потоки экспорта. Слово за газодобытчиками: проект «Сила Сибири – 2» должен быть реализован», – считает Переславский.

За первые два месяца года бюджет России получил уже 1,6 трлн рублей от экспорта нефти и газа. Минфин ожидает в этом году роста нефтегазовых доходов бюджета до 11,5 трлн рублей, а их доля должна составить 32,8% от общих доходов. Для выполнения плана закладывается стоимость нефти Urals в 70,1 доллара за баррель при курсе доллара около 90,1 рубля. «В целом это вполне выполнимые показатели, учитывая то, что спред на нефть марки Urals к мировым бенчмаркам все же начал постепенно сокращаться, а мировые цены на нефть имеют тенденцию к продолжению роста», – считает Дудченко.

При этом стоит понимать, что доходы от экспорта газа в Европу для России не были и ранее настолько приоритетными, как нефтедоллары, которые направлялись в «кубышку», то есть в Фонд национального благосостояния (ФНБ). От резкого сокращения доли российского трубопроводного газа экономики многих европейских стран потеряли гораздо больше, чем российский бюджет, напоминает Мильчакова.




Только в 2022 году Европа потеряла примерно один триллион долларов из-за роста цен на энергоносители,




подсчитывал Bloomberg. В целом общие потери ЕС от санкций против России и решений по сворачиванию торговли составляют примерно 1,5 трлн долларов, и это по самым скромным расчетам МИД. Большинство руководителей компаний в Германии, крупнейшей в ЕС экономики, заявили, что Евросоюз перестал был привлекательным местом для ведения бизнеса за последние пять лет. Таков результат исследования ТПП ФРГ. Кроме чрезмерной бюрократии и торговых барьеров недовольство у немецкого бизнеса вызывает рост затрат из-за повышения цен на энергоносители. Немецкая экономика получала как крупный покупатель Газпрома скидку на газ – и лишилась в один момент этого конкурентного преимущества. Германия в буквальном смысле потеряла свою промышленность, в том числе химическую. В прошлом году обрабатывающая промышленность упала на 1,5%, энергоемкое производство – на 10,2%. Химическая промышленность показала спад на 10,2% по сравнению с 2022 годом. Это самый низкий уровень с 1995 года.


Источник новости: https://vz.ru/economy/2024/3/22/1259307.html






Оставить комментарий

Ваше Имя: Ваш E-Mail:
Введите код:

Top.Mail.Ru