Что может предложить России корейский «военторг»

Что может предложить России корейский «военторг»

В Пхеньяне прошёл праздник, посвященный 70-летию окончания Корейской войны. Главным зарубежным гостем мероприятия стал министр обороны РФ Сергей Шойгу. В рамках визита в КНДР он осмотрел выставку новинок северокорейского ВПК, которые позднее были также представлены на военном параде.

В числе новейших разработок военной промышленности КНДР были представлены беспилотник Saetbyol-4, внешне крайне напоминающий американский дрон RQ-4 Global Hawk, а также беспилотник Saetbyol-9, конструкция которого повторяет американский дрон MQ-9 Reaper. Предполагается, что беспилотник Saetbyol-4 будет использоваться в разведывательно-ударных целях, а Saetbyol-9 — для длительных разведывательных вылетов.

Ряд западных СМИ заявили, что визит российской высокопоставленной делегации в Пхеньян свидетельствует о намерении двух стран укреплять сотрудничество в оборонной сфере. На Западе предполагают, что отдельные северокорейские разработки могут быть поставлены в Россию по аналогии с иранскими дронами Shahed-136, они же — «Герань-2».

Как рассказал информационному агентству «Регнум» военный эксперт Юрий Лямин, демонстрация новых беспилотников свидетельствует о том, что военная промышленность КНДР сделала серьёзный рывок вперёд. И если будет достигнуто принципиальное решение, новые разработки действительно могут пойти на экспорт.

«Представленные северокорейские беспилотники очень похожи на американские образцы. Практически идентичны. Об их разработке стало известно месяца полтора-два назад благодаря коммерческим спутниковым снимкам, которые появились в Сети.

На снимках с одного из корейских испытательных аэродромов фигурировал тяжёлый беспилотник с размахом крыльев до 35 метров. Это как раз Saetbyol-4. Многие тогда отнеслись скептически к этой новости. Дескать, корейцы выкатили на аэродром макеты. Но теперь мы видим, что эти прототипы поднялись в воздух. А это настоящий фурор», — отметил эксперт.

Как отметил Юрий Лямин, корейские образцы, скорее всего, не идентичны оригинальным американским моделям. Однако, согласно кадрам, опубликованным северокорейским телевидением, новые дроны как минимум смогли подняться в воздух и осуществить учебный пуск ракет.

«Технические характеристики северокорейских дронов неизвестны. Однако в любом случае никакую разработку не получится скопировать один в один. То есть это в любом случае не копия американского дрона, а его аналог. Для производства полной копии нужен образец вооружения и техническая документация к нему, а также производственные мощности, технологии и так далее.

Корейцы, скорее всего, могли получить доступ к беспилотнику Global Hawk, который иранцы сбили над Персидским заливом и затем извлекли. Но это не даёт возможности произвести точно такой же беспилотник. Он будет значительно уступать американскому оригиналу. Но, возможно, для КНДР не обязательно, чтобы скопированный дрон имел такие же характеристики, как оригинал.

Хотя точных технических характеристик новых дронов мы не знаем, но для тех задач, которые ставит перед собой Северная Корея, они пригодны, раз были пущены в серию. А это уже немало», — отметил Юрий Лямин.

Для ориентировочного понимания характеристик северокорейских дронов можно посмотреть на американские аналоги. Беспилотник Global Hawk выполнен по стандартной аэродинамической схеме с длинным крылом, расположенным внизу конструкции, и предназначен для ведения разведки на больших дистанциях в течение 30–36 часов и на высоте до 18 тысяч метров на скорости 570 км/ч. Весит он приблизительно 14–15 тонн, включая полезную нагрузку в более чем 1300 килограммов. На беспилотник установлен радар, дневная и инфракрасная камеры.

Дрон Reaper предназначен для выполнения разведывательных и ударных операций, находиться в воздухе он может до 30 часов (с боевой нагрузкой — до 14 часов). Беспилотник способен развивать скорость до 480 км/ч и пролетать до 1900 км и на высоте до 15 км. Вооружение дрона составляют 14 ракет Hellfire, также могут использоваться управляемые бомбы.

О разработке таких бомб в Северной Корее не сообщалось, так что, скорее всего, корейский вариант будет вооружён только ракетами. Наведение ракет оригинального дрона осуществляется при помощи лазерного дальномера-целеуказателя, который также может отсутствовать на корейских машинах.

Юрий Лямин также отметил, что Северная Корея обладает достаточными промышленными мощностями для производства беспилотников.

«В КНДР в своё время предполагалась сборка истребителей МиГ-29 по лицензии. В полной мере программу реализовать не удалось, всё сорвалось из-за распада СССР. Но они самостоятельно продолжали развивать авиационную программу. И как минимум смогли наладить поддержание имеющегося авиапарка в боевой готовности, что крайне трудно в условиях санкций. Так что опыт у них есть.

Но где конкретно могут производиться дроны — это тайна, поскольку КНДР, в отличие от того же Ирана, свои разработки и предприятия демонстрирует редко», — добавил специалист.

В числе представленных разработок также стоит отметить ядерный подводный беспилотник «Хиэль-1», который можно с оговоркой назвать корейским аналогом российского подводного аппарата «Посейдон», но с меньшим радиусом действия.

Однако, по словам эксперта, для российской армии наибольший интерес могут представлять северокорейские разработки в сфере ствольной и реактивной артиллерии.

«Я бы обратил внимание на новое северокорейское 600-миллиметровое сверхкрупное реактивное орудие. Это де-факто тактический ракетный комплекс залповой стрельбы. Там есть гусеничный вариант и колёсные шасси, которые несут по четыре или шесть ракет соответственно. Судя по тестовым испытаниям, ракеты могут запускаться с интервалом около 30 секунд. Причём дальность поражения у комплекса — до 400 километров. И это управляемые ракеты, которые обладают достаточно высокой точностью. Эту систему можно без преувеличения назвать не имеющей аналогов. Обычно у таких комплексов одна-две ракеты, а здесь целых шесть», — отметил Юрий Лямин.

Для сравнения, калибр боеприпасов к реактивным системам залпового огня HIMARS — 227 мм. Также комплекс может осуществить пуск только одной тактической ракеты ATACMS.

Белорусская РСЗО «Полонез» может за раз осуществить пуск шести 301-миллиметровых ракет, советско-российская РСЗО «Смерч» — 12 ракет калибра 300 мм, а тактический ракетный комплекс «Искандер» одновременно выпускает максимум две ракеты.

У многих экспертов, как на Западе, так и в России, возможности северокорейского ВПК вызывают серьёзные вопросы. Страна на протяжении долгих лет находится под санкциями и в условиях постоянной угрозы войны. И вопрос о том, сможет ли промышленность КНДР обеспечить массовый выпуск вооружений, который бы покрыл потребности самой страны и зарубежных заказчиков, остаётся открытым.

Однако, отмечает Юрий Лямин, Северная Корея имеет большой опыт в экспорте вооружений и при необходимости может передать военную технику своим партнёрам, будь то Россия, Иран или ещё кто-либо, в необходимом количестве.

«Что бы ни говорили скептики, а КНДР ведёт экспорт вооружений, причём очень давно — более полувека. Причём выпуск оружия на продажу ведётся в промышленных масштабах.

Первые поставки начались в 1970-е. Сначала это были просто артиллерийские вооружения, в 80-х они в тот же Иран поставляли уникальные 170-миллиметровые артиллерийские орудия «Коксан». У них, может, скорострельность невысокая, но они бьют на 40 км обычными и на 60 км активно-реактивными снарядами, что и по современным меркам довольно много. Орудия поставлялись Ирану, который тогда вёл войну с Ираком, в достаточном количестве для ведения высокоинтенсивных военных действий», — отметил Юрий Лямин.

Эксперт также напомнил о том, что в докладах ООН неоднократно упоминались поставки северокорейских управляемых 120-миллиметровых реактивных снарядов и других вооружений в страны Африки. Промышленность КНДР также располагает большими мощностями по производству артиллерийских снарядов, а на складах Корейской народной армии хранятся большие запасы вооружений, которые копились на протяжении последних десятилетий на случай войны против Южной Кореи.

«Здесь не надо смеяться, они пусть небольшие, но вооружены до зубов и способны на производство различных, в том числе современных вооружений. Что, собственно, и было продемонстрировано на параде в Пхеньяне. Поэтому военное сотрудничество с КНДР может быть полезным для любой страны», — резюмирует Юрий Лямин.

Специфика сотрудничества с Северной Кореей состоит в том, что власти страны никогда не афишируют контракты на поставку своих вооружений. Поэтому, если какие-нибудь образцы и будут переданы союзникам КНДР, в СМИ эта тема обсуждаться не будет. Однако на полях сражений северокорейские разработки смогут наделать много шума, и отнюдь не информационного.


Источник новости: https://regnum.ru/article/3822671






Оставить комментарий

Ваше Имя: Ваш E-Mail:
Введите код:

Top.Mail.Ru