Сколько стоят любезности Анкары в адрес Москвы?

Сколько стоят любезности Анкары в адрес Москвы?

Владимир Михеев
Сколько стоят любезности Анкары в адрес Москвы?

Подтверждение факта вербовки исполнителей теракта в концертном зале «Крокус Сити Холл» в подмосковном Красногорске не где-нибудь, а на территории Турции, плохо согласуется с медленной, но последовательной подготовкой турецкого лидера Реджепа Тайипа Эрдогана и его администрации к заявленному, но отложенному визиту Президента России. Как следствие, поспешила отвести от себя подозрения в вольном или невольном соучастии в этом чудовищном по масштабу преступлении. 

 

Омер Челик, официальный представитель правящей в Турции Партии справедливости и развития (ПСР), сделал знаменательное заявление: «Очевидно, что совершить такую профессиональную акцию без поддержки разведки какого-либо государства невозможно. У подобных акций всегда есть спонсоры». В продолжение он отметил, что существуют лоббистские структуры, «заинтересованные в продолжении войны», и что спецслужбы Турции и России обмениваются информацией в рамках противодействия террористическим угрозам.

В начале февраля уведомление об отсрочке поездки Владимира Путина к южному соседу объяснили плотным графиком в преддверии президентских выборов. Источники, близкие к Кремлю, вбросили не менее убедительную версию, что содержательная часть переговоров и предполагаемых новых договоренностей окончательно не согласована. Два месяца тому назад предполагалось уладить вполне понятные и неизбежные разногласия к апрелю-маю.

В январе госсекретарь США Энтони Блинкен в ходе блицвизита в Анкару удостоился чести быть принятым президентом Эрдоганом. Удостоился, потому как в ноябре «новоявленный фараон», как его нередко уничижительно именуют недруги, отказался встречаться с посланцем Джо Байдена из-за поддержки неизбирательной зачистки Израилем боевиков ХАМАС в секторе Газа, что вело к массовым жертвам среди мирного населения и гуманитарной катастрофе. 

К началу года с учетом массовых протестов мусульманской диаспоры в США, возникновения группы фрондеров в самом ведомстве Блинкена и оттока избирателей с ближневосточными корнями из лагеря демократов позиция администрации США была скорректирована. Это сделало возможным переговоры Блинкена и министра иностранных дел Турции Хакана Фидана – тот на встрече с эмиссаром Байдена настаивал на необходимости прекращения огня в секторе Газа, чтобы обеспечить доставку гуманитарной помощи, а в более широком плане предлагал начать переговоры о создании двух государств на землях Палестины.

Правда, о достижении полного единодушия говорить не приходится. Эрдоган после отлета Блинкена ополчился на коалицию во главе США и Британии, наносивших ракетные удары по позициям йеменских хуситов. Как выразился Эрдоган, «в настоящий момент они пытаются превратить Красное море в море крови» (At the moment, they are trying to turn the Red Sea into a sea of blood). Но хуситы «дадут им, Соединенным Штатам и Великобритании, должный ответ в том регионе» (will give the necessary response in the region to the United States, Britain). 

Вашингтон, несмотря на расхождение во взглядах с Анкарой на природу конфликта вокруг сектора Газа и путей его разрешения, не может себе позволить игнорировать вторую по военной мощи среди европейских стран-членов НАТО региональную державу. 

29 марта телерадиокомпания TRT сообщила, что в Анкару прибыла представительная делегация комитета по вооруженным силам палаты представителей США во главе с его руководителем Майком Роджерсом, который уже успел провести предварительные обсуждения с министром иностранных дел Хаканом Фиданом, занимавшим до этого пост главы Национальной разведывательной организации Турции (MIT). 

Хакан Фидан – фигура приметная и заслуживающая внимания. Среди его академических регалий – магистерская диссертация, полученная в столичном Билкентском университете, которая посвящена теме «Роль разведки во внешней политике». Обучался он и в Университета штата Мэриленд в области управления и политологии. 

Фидан возглавил разведку, влиятельнейшее ведомство внутри силового блока в Турции, в 42 года – беспрецедентный карьерный взлет. Он пользуется абсолютным доверием Эрдогана, назвавшего его своим «хранителем секретов». В кулуарах поговаривают, что преемником «нового султана», как третирует Эрдогана западная пресса, может стать именно Хакан Фидан. 

Такое ведомство, как MIT, о чем неоднократно сообщалось в СМИ, поддерживает тесные контакты с западными разведывательными структурами, что позволяет предположить наличие «агентов влияния» как по убеждению, так и по корыстным мотивам. Нередко путь к этому статусу начинается во время обучения в американских университетах, что нам известно по позднесоветскому отрезку нашей истории.

Развивая торгово-экономические связи с русскими, «Эрдоган не совершил при этом широкий стратегический поворот в сторону России, вместо этого предпочитая балансировать (иногда ненадежно) между Москвой и Вашингтоном» (Erdogan did not translate these moves into a broader strategic pivot toward Russia, instead preferring to balance (sometimes precariously) between Moscow and Washington), – подчеркивает Сонер Джагаптай, директор исследовательской программы по Турции в Вашингтонском институте.

«Турецкие (вооруженные) силы и их марионетки даже добивались различных военных успехов в борьбе с поддерживаемыми Россией акторами в Сирии, Ливии и на Южном Кавказе, пишет эксперт. Это подтверждает превращение страны в авторитетную державу среднего класса, способную превзойти свои возможности, в том числе в многовековом стратегическом соперничестве с Россией» (Turkish forces and proxies even registered various military successes against Russian-aligned actors in Syria, Libya, and the South Caucasus, lending credence to the country’s emergence as a credible middle power capable of punching above its weight—including in the centuries-long strategic competition with Russia).

По совокупности этих факторов Турция, когда ей это выгодно, вполне соглашается на краткое танго с американским акцентом. 

С учетом не слишком хитроумной, но действенной «многовекторности» турецкой дипломатии Анкара тщательно выверяет те сигналы, которые подает в адрес как своих союзников по блоку НАТО, так и России. 

В последнее десятилетие Анкаре удается снимать жирные сливки и от формальной принадлежности к атлантическому военизированному сообществу, и от заигрывания США с Турцией, как важным региональным игроком, и от устойчивого роста торгово-экономических связей с Россией. Эрдоган и его команда, остается признать, научились ловко балансировать, восседая разом на двух, а то и на трех стульях.

Попробуем не брать в расчет, что в большой геополитике ни одно государство не обходится без часто болезненных компромиссов. Вспомним хрестоматийное определение дипломатии как искусства возможного. В этом случае слова о конструктивном партнёрстве двух стран, с одной стороны, можно подкрепить вполне весомыми аргументами: поставки природного газа по трубопроводным системам «Голубой поток» и «Турецкий поток», запуск реактора АЭС «Аккую», построенного «Росатомом», безвизовой режим для допуска наших курортников на «всероссийскую здравницу» и т. д. 

С другой стороны, можно и поставить под сомнение безоговорочный характер сотрудничества с южным соседом, припомнив, что турки сбили наш Су-34, залетевший в воздушное пространство Турции на 20 секунд; что убили посла России в Турции Андрея Карлова; что поставляли киевскому режиму ударные беспилотники «Байрактар» и что готовятся построить у «небратьев» завод для их производства и т. д.

Турецкий МИД утверждает, что история с «Байрактарами» не имеет отношения к государству, поскольку это, мол, инициатива частной компании. Но ведь ее совладельцем является Сельчук Байрактар, зять президента Турецкой Республики. И, по прогнозам, через год завод будет выпускать ежегодно по технологии компании «Байрак» по 120 БПЛА. Не случайно генсек НАТО Йенс Столтенберг рассматривает соучастие Турции в войне НАТО против России как факт, не подлежащий двусмысленному толкованию: «Сейчас они создают на Украине новый завод по производству беспилотных летательных аппаратов. Это пример того, как союзники по НАТО поддерживают Украину прямыми поставками оружия и боеприпасов». 

Столтенберг знает, о чем говорит: только что Турция и США подписали контракт на поставку произведенных одной турецкой фирмой 116 тысяч боеприпасов для американских гаубиц M107, которые затем будут отправлены ВСУ, при этом вряд ли с «заходом» в Америку.  

«Турция считает, что умеет двустульничать. В преддверии визита нашего президента звучит много хорошего. Но "вдруг" всплывает информация о том, что-таки начинается строительство завода "Байрактаров"под Киевом, и оно завершится в течение года», – комментирует политолог Владимир Аватков.

«Более того, – продолжает эксперт-турколог, – частная компания родственника президента Турции заявляет, что «планы идут полным ходом, и ничто не сможет их остановить». Ничто, кроме русских ракет. Двустулье заканчивается там, где есть предупреждение России о том, что это – законная цель. Такое предупреждение было». 

Прислушается ли к этому предупреждению зять Эрдогана? Примет ли его тесть традиционную логику англосаксов «ничего личного, только бизнес», правда, в данном случае – ничего личного, кроме военно-стратегической целесообразности?

Проведение «красных линий», обозначающих предел допустимого при защите национально-государственных интересов, – обязательный элемент дипломатии. При этом противная сторона обязательно будет тестировать непреодолимость «красных линий». 

Будет ли разумно, если Москва устроит аналогичный экзамен и Анкаре, чтобы проверить, готовы ли турки отказаться от допинга российскими энергоносителями их экономики в обмен на отказ от оружейных контрактов и соучастия в чужой для них войне? 

Сегодня Турция вроде бы как расстилает красную дорожку перед визитом Президента России. Сколько стоит эта любезность? Не стоит закрывать глаза на противоречивость позиции, занятой по многим значимым для нас проблемам наследницей Османской империи, с которой Россия на протяжении своей не менее долгой истории воевала по меньшей мере 10 раз. И практически всегда завершала военные действия славной викторией. 

Быть может, наряду с миролюбивыми заявлениями о ценности «взаимовыгодного сотрудничества» имеет смысл изредка публично указывать на то, что Россия и Турция находятся в состоянии вялотекущего, но контролируемого конфликта, проходящего на фоне горячей фазы ломки монополярного мира?  

Одним только официально озвученным термином «удобный противник» можно повысить ставки в свою пользу на переговорах и тем лишить противоположную сторону иллюзий в нашей готовности к уступкам в обмен на одни любезности.





теги: Турция


Оставить комментарий

Ваше Имя: Ваш E-Mail:
Введите код:

Top.Mail.Ru