Почему я ушла из гос. клиники в частную, сколько получает участковый терапевт и почему медицина — это сплошной абьюз

Почему я ушла из гос. клиники в частную, сколько получает участковый терапевт и почему медицина — это сплошной абьюз

История о том, как розовые очки разбились о реальность российской медицины. Неадекватные пациенты, извращенцы и работа по 20 часов в день – всё, что вы хотели знать о работе врача в государственной поликлинике.

webp

Как вопреки скандалам и шантажу я попала в поликлинику

В 2019 году началась эпидемия коронавируса. В то время я заканчивала ординатуру в клинике при первом меде (ПСПбГМУ им. Павлова). Тут немного расскажу, как устроена жизнь в ординатуре – следующем этапе в становлении врача после университета. Ординаторы – это такие же врачи, которые делают утренние обходы больных, ведут истории болезни, выполняют врачебные процедуры, назначают обследование, лечение, дежурят по ночам. Работа как у всех - пятидневка с 9 до 17:00. Но за эту работу не платят. Поэтому по выходным я подрабатывала медсестрой и получала около 20 тыс/мес.

Во избежание разноса коронавирусной инфекции, Минздрав запретил ординаторам работать медсестрами: либо ты ординатор на кафедре, либо – участковый терапевт в поликлинике. Преподы не хотели отпускать нас в поликлиники, ведь тогда им пришлось бы выполнять всю работу самим. Начались некрасивые манипуляции, запугивание и шантаж. Грозили отчислением, недопуском к экзамену и проблемами на сессии. Вынуждали подписывать «добровольное» согласие о работе с ковидными пациентами и предлагали шить маски из трусов, т.к. одноразовые уже закончились.

Мне ничего не оставалось, как наплевать на все угрозы и уйти в поликлинику. Иначе мне просто не на что было бы жить. Это позволило рассчитывать на средства индивидуальной защиты, соц. гарантии и зарплату участкового терапевта. Тогда еще никто и не думал, что будут какие-то доплаты за ковид. О них впервые заговорили спустя 2 месяца.

Сколько зарабатывают в поликлинике

В поликлинике мне предложили оклад 45 000 рублей. Я с радостью согласилась. Но первая зарплата вышла намного больше: оклад + премия за выполнение планов – около 20-30 тыс. рублей + 2 тыс. за молодого специалиста + 12 тыс. за участковость (т.е. обслуживание домашних вызовов). Отдельно оплачивались дежурства по выходным, около 4,5 тыс. каждое. По праздникам дежурства оплачивались в двойном размере. Так и вышло, что в поликлинике я получала огромные для молодого ординатора деньги — 90-110 тыс. Напомню, что до этого я зарабатывала около 20 тыс в месяц.

Что такое работа в поликлинике?

Работа в поликлинике состоит из 4-часового приема пациентов в кабинете и домашних вызовов до или после приема. На прием пациенты записываются заранее — план 24 человека в день. Каждому отводится 10 минут - за это время я должна успеть познакомиться с пациентом, выслушать его жалобы, взять согласие на осмотр, осмотреть, назначить обследование, лечение, выдать направление. Всё это дело занести в карту электронную и карту бумажную. Параллельно пациент обязательно попросит больничный или какую-нибудь справку: в бассейн, например, или санаторий. Ну, а если это бабушка-инвалид, то придется потратить ещё 15 минут, чтобы выписать каждое лекарство на льготном рецепте. Это, если программа не зависнет. Если зависнет, выписывать льготный рецепт можно и час, и два.

Кроме лечения, оформления справок, рецептов, больничных листов участковый терапевт занимается оформлением инвалидностей – это как курсовая работа в универе, только делать нужно 2-3 в месяц. Но самое противное – это диспансеризации – профилактический мед. осмотр. План 10 человек в день, поэтому от нас требовали ходить по домам и зазывать всех в поликлинику.

О переработках и доплатах в ковид

Первые звоночки начались сразу. Кроме 24 пациентов по записи, я принимала еще столько же без записи: «по острой боли» или больничному. А после этого шла не на 10 вызовов, а 30-40. По итогу в течение всей пандемии я работала ежедневно до 3-5 утра, это примерно от 12 до 20 часов в день. Практически без выходных. Я буквально умирала от усталости. Помню, как приходила домой и сразу падала – болели ноги. Утром просыпалась с учащенным сердцебиением на грани истерики: боялась что-то забыть, упустить или не сделать.

Я была счастлива, когда уходила с работы пораньше: в окнах еще горел свет, а дорогу освещали фонари. Значит есть время приготовить еду, убрать дом, и даже выспаться, чтобы в 9 утра снова пойти на работу.

Однажды моя коллега ушла в отпуск на целый месяц. Ее участок вместе с кучей ковидных пациентов тактично спихнули на меня. Я согласилась и стала жить на работе. Рассчитывала, что за эту нагрузку получу прибавку к зарплате. В итоге не получила ничего. Когда спросила у начальства, почему так, мне ответили, что мои ожидания – это мои проблемы. Надо было подписать доп. соглашение на сверхурочные. Никто не предложил мне это сделать, а сама я об этом не знала. Стоило уже тогда поменять место работы, но начали платить ковидные – 45 тыс. рублей ежемесячно. Через время размер выплат достигал 70 тыс/мес.

Если бы сейчас мне предложили работать в таком режиме за те деньги, я бы никогда не согласилась. К тому же контингент больных, обращающихся в поликлинику, оставляет желать лучшего.

О типах людей в поликлинике

В основной своей массе это неплохие люди. Но один неадекват в день, и желание жить и работать пропадает надолго. Чтобы вы понимали, с кем приходилось иметь дело, расскажу о своем «любимом» пациенте. Это мужчина сорока лет, он всегда неопрятно выглядел, говорил исключительно на повышенных тонах и источал феромоны презрения ко всему медперсоналу. Каждую неделю он ходил ко мне. Но вовсе не за консультацией. Ему доставляло колоссальное удовольствие ругаться со мной. Сколько необоснованных жалоб, клевечущих отзывов он на меня накатал! Но это не самое страшное. В моменты особо яростных споров и криков у него регулярно вставал член. Его это особо не смущало, как и меня (но я всё-таки врач, а вот ему смутиться стоило бы). Самое забавное, что он работал кондуктором в автобусе на моем маршруте.

Однажды меня вызвал на дом парень лет 25. Он прямо сказал, что его не беспокоит ничего, кроме насморка. А врача вызвал, потому что не хочется идти по снегу в метель. Люди правда думают, что терапевты передвигаются на вертолетах?

Это я молчу про вечно орущих бабок, “мне только спросить” и молодых истероидов, которые всем недовольны.

Галя, у нас отмена!

Спустя 2 года потребительского отношения со стороны пациентов и начальства я сказала себе: «Хватит это терпеть» и стала работать строго согласно трудовому договору. Больше никаких задержек на работе и больше 10 вызовов в день. За свое законное право работать не больше, чем положено, мне ежедневно приходилось воевать со всеми. Все – это пациенты, администрация и даже некоторые коллеги. Ну конечно, где такое видано, чтобы участковый терапевт вовремя уходил с работы?

Пока все молча меня ненавидели, я устанавливала свои правила. Например, за час до окончания приёма выходила в коридор и предупреждала, что за оставшееся время успею принять не более 10-12 человек. Просила не занимать очередь, если она уже набралась.

Что говорить о пациентах, если само руководство нас не уважало. Несмотря на прививки и все меры предосторожности, я заразилась ковидом в тяжелой форме: температура 39, жуткий кашель и боли в груди. Заведующая всё это знала и всё равно заставляла идти на работу. Никого не волновало, что я могу буквально убить собственных пациентов, если заражу.

Решение об увольнении и последствия стресса

В общем, это не могло длиться вечно. В один из рабочих дней дверь в мой кабинет буквально вышибли с ноги. Ворвался мужчина и начал обвинять меня в том, что на ЭКГ своей мамы он не видит инфаркт. Сказал, что я дура, и что ни в какую больницу он мать не повезет. В итоге она умерла той же ночью. Это и была последняя капля.

На следующий день я разместила свое резюме на известном сайте, а уже через 2 дня меня пригласили на работу в частную клинику.

От стресса у меня началось выпадение волос — диагноз: очаговая (гнёздная) алопеция – это аутоиммунное заболевание, когда появляются очаги лысины на голове, бровях, ресницах. Мы с моим трихологом успешно с этим справились, но выводы я для себя сделала: больше никогда я не буду жертвовать своим здоровьем ради неблагодарных пациентов и такого же руководства.

Про работу в частной клинике

В частной клинике все иначе: дружелюбная обстановка, вежливые и милые пациенты, руководство всегда на твоей стороне. При этом на прием одного пациента отводится 30 мин, а не 10. Нет домашних вызовов. Пациенты идут строго по записи, никаких переработок. И никакой бумажной волокиты, инвалидностей, льготных рецептов. Карты заполняются только в электронном виде – это очень удобно.

Кстати, я веду телеграмм-канал для пациентов. Там я публикую посты от себя, как от доказательного врача-терапевта и гастроэнтеролога. Что делать в той или иной ситуации, как обследовать и как не надо лечить. Для тех, кому это кажется скучным, у меня заготовлены треш-истории и вся подноготная российского врачевания.

Выводы

В поликлинике я проработала ровно 3 года. Это было веселое время. С любимым коллективом врачей и медсестер мы пережили море драм и трагедий, и я это никогда не забуду. Как бы люди в России ни хейтили мед. работников, лично я и мои коллеги делали всё, чтобы помочь.

Медицина – это, действительно, призвание. Особенно государственная. Светя другим, мы сгораем, сами того не замечая. В частной клинике я не сгораю. А открыла свой блог, начала себя ценить, как специалиста, появилось желание и силы выстраивать отношения с пациентами, повышать уровень своих знаний и непрерывно учиться. Я поняла, что медицина может быть другой: деликатной, тактичной, доказательной.


Источник новости: https://aftershock.news/?q=node/1373467






Оставить комментарий

Ваше Имя: Ваш E-Mail:
Введите код:

Top.Mail.Ru