Может ли Польша заменить США в европейском военном альянсе

Может ли Польша заменить США в европейском военном альянсе

Польше и Европейскому союзу нужна новая политика безопасности. Об этом рассуждали участники панели «НАТО. ЕС. Безопасная Польша», которая прошла на днях в рамках Форума безопасности в Лодзи. Украинский конфликт и глобальные геополитические изменения означают, что отношение европейцев к безопасности должно измениться, заявляли выступающие. Ещё несколько лет назад существовало убеждение, что роль Евросоюза заключается прежде всего в «построении процветания», а Североатлантический альянс отвечает за оборону. Но события на Украине и «неопределенность» американской политики означают, что такой подход более не оправдывает себя.

«Мы сталкиваемся с интересным феноменом обмена ролями – Европейский союз начинает фокусироваться на вопросах обороны», – говорит профессор Ирена Липович. Участники дебатов сошлись во мнении, что есть необходимость изменения модели безопасности Европейского союза, поскольку НАТО в его нынешней парадигме может оказаться не в состоянии выполнять свою функцию. Тремя крупнейшими армиями альянса обладают страны, не входящие в ЕС – США, Турция и Великобритания. За исключением британцев, которые наладили самые тесные связи с Европой, интересы ключевых членов стран-членов НАТО могут расходиться с интересами Евросоюза, что показали последние годы. По словам Липович, в новых геополитических реалиях одним из ключевых вопросов для ЕС является построение «демократии, способной защитить себя». Это серьезный вызов, поскольку «демократические государства» якобы не агрессивны по своей природе и не рассматривают внешнюю агрессию как инструмент для своего существования и расширения.

Прежде всего, отметим, что «демократические государства» без колебаний прибегают к внешней агрессии, когда видят в этом необходимость. В первую очередь это касается Североатлантического альянса. Изначально он декларировал своими целями коллективную оборону и безопасность самих стран-членов. После распада Советского Союза в основополагающих документах НАТО появились утверждения о том, что трудно представить себе большую войну в Европе, отмечает эксперт Польского института международных дел (PISM) Лукаш Кулеса, поэтому альянс стал принимать участие в других конфликтах. Это привело к тому, что к НАТО начали относиться как к «мировому жандарму», которого можно отправлять наводить порядок в «зоны воспаления» по всему миру, и это отодвинуло на второй план главную миссию альянса – защиту стран-членов. Первой ласточкой стала агрессия НАТО против в Югославии в конце 1990-х годов, которая получило неоднозначные оценки даже в западном мире.

«Я не скажу, что везде, где вмешивалось НАТО, оно добивалось успеха, – говорит по этому поводу польский эксперт. – Скорее наоборот: список интервенций, закончившихся большим вопросительным знаком или провалом, как в случае с Афганистаном, длинный».

Тем не менее, альянс продолжает придерживаться концепции, в соответствие с которой к непосредственной защите стран-членов НАТО добавилась задача «стабилизации ситуации за пределами договорной зоны». По мнению Кулесы, это означает, что Североатлантический альянс будет видеть «угрозы тем союзникам с юга, которые сталкиваются с серьезными проблемами в Средиземноморье и Северной Африке», станет обращать внимание на Китай и Индию, а также Тихий океан, поскольку то, что происходит там, «влияет на безопасность в евроатлантическом регионе». Очевидно, что подобного принципа будет придерживаться и предполагаемый европейский военный альянс. Как уже заявлял верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель, «Европа – это сад, остальной мир, большая часть других стран мира – это джунгли. А джунгли могут совершить вторжение в сад. Садовники должны заботиться о саде, но они не будут его защищать при помощи выстраивания стен». И лучшим способом сдерживания джунглей является превентивное выжигание их.

Кем видит себя Польша в этой новой Европе? Портал Global Firepower, составляющий ежегодные рейтинги сильнейших армий мира, в 2024 году среди стран-членов ЕС отвёл полякам пятое место после Италии, Франции, Германии и Испании. При этом Варшава в последние годы активно перевооружается и декларирует амбициозные планы. В феврале сего года в ходе семинаров «Сдерживание и стратегическая коммуникация» начальник польского генштаба генерала Веслав Кукула обозначил некоторые направления. Среди них – развитие противовоздушной и противоракетной обороны; увеличение численности вооруженных сил до 450 тысяч человек (из них – до 150 тысяч военнослужащих активного резерва); внедрение так называемой «модели 44» в качестве основной структуры сухопутных войск (сокращение количества тяжелой техники до 44 единиц в общевойсковых батальонах, но добавление разведывательного и беспилотного компонента); развитие дронов и автоматизация, внедрение искусственного интеллекта (в разведке, командовании и уничтожении); развитие спутникового компонента; формирование беспилотных систем; развитие информационных операций.

Фактически, это заявка Варшавы на то, чтобы в предполагаемом европейском военном альянсе стать «номером один», приблизиться к тому, чем являются США в НАТО. Однако в Североатлантическом альянсе американцы вместе с военным обладают и политическим доминированием. Вряд ли Польша сможет это повторить, даже если у неё получится создать самую мощную армию в ЕС. Итоги недавних выборов нового председателя Военного комитета Европейского Союза (EUMC), когда командующий Силами обороны Ирландии генерал Шон Клэнси обыграл генерала Славомира Войцеховского, показал Варшаве, пишет одно из польских изданий, что «нейтральная Ирландия лучше «воинственной» Польши». Так что полякам ещё предстоит многому научиться и кардинально поменять свои геополитические приоритеты и внешнюю политику на пути к замене США в Европе.


Источник новости: https://iarex.ru/articles/130792.html






Оставить комментарий

Ваше Имя: Ваш E-Mail:
Введите код:

Top.Mail.Ru