Почему украинцы не восстанут против диктатуры Зеленского

Почему украинцы не восстанут против диктатуры Зеленского

Почему украинцы не восстанут против диктатуры Зеленского

Некоторые люди, которые следят за происходящим на Украине с экранов телевизоров или в социальных сетях и наблюдают за произволом украинских территориальных центров комплектования (ТЦК), то есть военкоматов, которые задерживают мужчин на улицах и в общественном транспорте, применяя насилие, задаются вопросом – когда же на Украине всё-таки восстанут против правительства Владимира Зеленского?

Тем более он, по сути, уже не является легитимным президентом, так как срок его полномочий истёк, а выборы не стали проводить из-за объявленного военного положения. Фактически Зеленский на данный момент является диктатором, хотя его диктатура слаба и не имеет народной поддержки. Впрочем, учитывая, что мы не обладаем данными реальной социологии, сложно говорить, каков сейчас уровень поддержки Зеленского, но очевидно, что его популярность, которую он заработал в начале СВО, стремительно упала.

Усталость от войны на Украине растёт, недовольство беспределом ТЦК всё возрастает, что выливается в очаговые акции сопротивления, которые, впрочем, не носят массового характера. Понимая, что шансы выжить на фронте не слишком велики, многие призывники оказывают максимальное сопротивление – вступают в бои с представителями военкоматов, пытаются сбежать, задействуют механизм дачи взяток (что уже стало бизнесом для ТЦК).

Ситуация сложилась достаточно страшная, особенно учитывая демографическое положение Украины – целые сёла и посёлки уже опустели, а учитывая отрицательную демографию, неизвестно, сможет ли население когда-либо восстановиться. Экономика страны также лежит в руинах и держится исключительно на помощи извне. Вооруженные силы также полностью зависят от западной поддержки.

Однако, несмотря на всё это, отвечая на вопрос, заданный в самом начале материала, автор полагает – никакого народного восстания против диктатуры Владимира Зеленского на Украине не будет. И в данном материале будет предпринята попытка объяснить почему.

Есть ли у нынешней Украины идеология?


Российские политики и отечественные СМИ достаточно часто сравнивают Украину с нацистской Германией, а её власти называют нацистскими или фашистскими (не делая разницы между этими понятиями). Часто мы также слышим слово «национализм» и «националисты» в уничижительном смысле. На самом деле между итальянским фашизмом и германским нацизмом с одной стороны и современной Украиной с другой, на взгляд автора, практически нет ничего общего. Нельзя назвать нынешнюю Украину и националистической.

Фашизм и нацизм – это, прежде всего, исторические явления, которые принадлежали своему времени. Как и большевизм, они являлись порождением Первой мировой войны. Фашисты и нацисты пришли к власти на фоне радикализации левых сил и угрозы коммунистической революции, кроме того, важную роль в росте популярности этих движений также сыграл Версальский мир (особенно это относится к Германии) и недовольство итогами Первой мировой войны.

Многие современные исследователи фашизма, такие как Эмилио Джентиле, Дж. Моссе, Стэнли Пейн, Роджер Гриффин, отмечают, что фашизм был, прежде всего, революционно-националистическим движением, с тоталитарной концепцией политики и государства, которое ставит во главу угла абсолютное первенство нации с воинствующей установкой на политику величия и установления новой цивилизации.

Если ключевым аспектом нацистской идеологии был расизм, то ключевым аспектом фашисткой идеологии являлось преклонение перед государством. Фашизм подразумевал наличие партии военного типа, империализм, антилиберальный национализм, мобилизацию масс, стремление воспитания «нового человека», сакрализацию политики (что позволило некоторым исследователям, например Эмилио Джентиле, назвать его политической религией).

Что же мы наблюдаем в нынешней Украине? Мы не видим никакой внятной идеологии, за исключением оголтелой русофобии, мы не видим стремления следовать национальным интересам страны, зато наблюдаем стремление утилизировать собственный народ ради интересов абстрактного «мирового сообщества» – коллективного Запада и его абстрактных ценностей. Власти нынешней Украины говорят, что хотят получить членство в ЕС и НАТО и стать частью Запада.

Нельзя назвать Украину и националистической. О каком национализме может идти речь, когда нынешняя Украина – это полностью зависимое от транснациональных структур и США государство, которое стремится стать частью нынешнего Запада и совершает действия, совершенно противоречащие её национальным интересам? С этой точки зрения она является явно антинационалистической.

За что, собственно, сражается Украина? Каков её образ будущего? Здесь сложно не согласиться со словами Дональда Трампа-младшего (сына Трампа):

«Как выглядит победа на Украине? Я не знаю. Это что, вечная смерть украинцев и русских, пока они все не будут стерты с лица земли? И Blackrock (крупнейшая в мире американская инвестиционная компания) придет туда и захватит все сельскохозяйственные угодья. Так что ли? Потому что мне кажется, что это именно так.»

Неонацисты используются властями нынешней Украины в качестве «пушечного мяса» и инструмента для достижения целей, которые преследуют транснациональные структуры, заинтересованные в продолжении кровавого конфликта на Украине. Силы, которые себя позиционируют как украинские националисты, это откровенные русофобы, для которых национальные интересы страны есть пустой звук.

После двух лет войны многие украинцы, жившие в иллюзионном мире пропаганды (многие из него до сих пор не вышли), столкнулись с реальностью и задались множеством вопросов. Это следует из настроений в социальных сетях. Именно с учётом этого при отсутствии неангажированных социологических исследований есть основания предполагать, что диктатура Зеленского имеет слабую поддержку.

Массовая поддержка диктатуры возможна тогда, когда личная власть вождя отвечает экономическим интересам основной массы общества. Экономика же нынешней Украины лежит в руинах.

Три причины, по которым восстания не произойдёт


Тем не менее, несмотря на всё вышеперечисленное, вероятность народного восстания против режима Зеленского крайне невелика. И на то есть свои причины.

Во-первых, пророссийское восстание на данном этапе уже практически невозможно, поскольку все данные движения были подавлены (процесс активно шёл с 2014 года). После начала СВО Россия не пытается бороться за умы украинцев, по этой причине в отношении Украины нет чёткой информационной стратегии – одни эксперты утверждают, что такой страны никогда не существовало, другие, что Россия сражается с украинским национализмом, третьи о том, что СВО – это крестовый поход против нацизма и т. д. Тем более до сих пор нет чёткого видения того, какие конечные цели преследует Москва: она с украинским населением не работает, а украинская пропаганда уверяет, что Россия якобы хочет уничтожить украинский народ и его «свободу».

Таким образом, несмотря на непопулярность Зеленского, отношение к России, по вышеуказанным причинам, также не очень хорошее. Поэтому возникает вопрос – каково может быть идеологическое содержание этого восстания? На этот вопрос нет ответа.

Если же речь идёт о неконтролируемом народном бунте без чётких целей и задач, то таковой, вероятно, будет быстро подавлен репрессивным аппаратом.

Во-вторых, украинские СМИ и украинская пропаганда, несмотря на свою топорность, контролируют общественное мнение и, в целом, обеспечивают «спираль молчания». «Спираль молчания» (нем. Schweigespirale) – это принцип, описанный немецким политологом Элизабет Ноэль-Нойман, в соответствии с которым из боязни социальной изоляции индивиды предпочитают меньше озвучивать непопулярные мнения и тяготеют к тому, чтобы присоединяться к более популярным мнениям. Популярность/непопулярность мнений зависит от степени присутствия мнений в пространстве масс-медиа.

Позиция Ноэлль-Нойман относительно общественного мнения сильно отличается от классических представлений об общественном мнении. Для Ноэлль-Нойман никакой суммы индивидуальных мнений индивидов не существует, потому что индивиды всегда идут вслед за самым распространённым суждением. В результате общественное мнение для Ноэлль-Нойман – это некая искажённая реальность, навязанная большинством.

С этой точки зрения публикация результатов статистических и электоральных опросов сама по себе влияет на индивидов, а не является просто «пассивным измерителем» общественных настроений, так как она позволяет индивидам ориентироваться в том, какое мнение более популярно, а какое – менее, что в свою очередь влияет на выбор.

Заслуживает внимания и вопрос о природе большинства, мнение которого и выражает якобы общественное мнение. Лучше всего это описывает Леонид Ионин в книге «Политкорректность: дивный новый мир».

«Ортодоксия высказывает определенные позиции. Люди привыкли вслушиваться в мнения политиков, писателей, интеллектуалов, экспертов, короче, «светочей разума», и поэтому воспринимают их мнение как правильное, поскольку как они (люди) полагают, так их («светочей») воспринимает большинство, поэтому люди боятся оказаться в изоляции в случае высказывания альтернативного мнения. Но главное, в процесс включены СМИ. Они обеспечивают статистику, необходимую для квазистатистического чувства, которое описано выше. Мнение «светочей интеллекта», размноженное в газетах, переданное через радио и телевидение, не оставляет сомнения в том, каково мнение большинства.»

Таким образом, даже если недовольных на Украине большинство, они боятся открыто выступить против власти, потому что полагают, что находятся в меньшинстве.

В-третьих, большое заблуждение считать, что массы обладают суверенитетом, что народ сам определяет своё будущее. Всеобщее избирательное право и демократизация большинства европейских государств создало иллюзию того, что народы и нации сами определяют свою судьбу, но на самом деле это является не более чем иллюзией.

Ещё известный социолог Роберт Михельс убедительно доказывал техническую невозможность прямого господства масс и невозможность прямой демократии.

«Решающий аргумент против суверенитета масс заключается в его механической и технической неосуществимости. Независимые массы не способны принимать даже самые необходимые решения самостоятельно. Несостоятельность прямой демократии, как и состоятельность непрямой, следует из численности. В споре с Прудоном (1849) Луи Блан задал вопрос: могут ли 34 миллиона человек (на тот момент это все население Франции) решить свои проблемы без того, без кого не может обойтись даже самый мелкий коммерсант, – без посредника? И сам же ответил: тот, кто ответит утвердительно, – сумасшедший»,

— отмечал Михельс в «Социологии политической партии».

По мнению Михельса, народ не способен свободно и самостоятельно воспользоваться своей властью и потому послушно позволяет лишить себя своих основных гражданских прав. Единственное право, которое ему остаётся, – право время от времени выбирать себе новых правителей. Как только представители народа добиваются власти, они первым делом стремятся консолидировать и укрепить её. Они предпринимают всё новые и новые меры, чтобы сохранить свою власть, пока, наконец, не перестают полностью зависеть от народа. Это естественный путь развития любой власти.

Также не стоит забывать о том, что большинство людей предпочитают, чтобы за них думал телевизор – телевидение показывает простой и доступный образ мира и избавляет от необходимости думать самостоятельно. Придя уставшим с работы и включив телевизор человек едва ли будет размышлять о том, насколько правдивым был репортаж, который он только что увидел. К тому же большинство людей конформисты, которые предпочитают быть на стороне большинства (именно поэтому «спираль молчания», о которой было сказано выше, успешно работает).

С помощью медийных технологий, пропаганды и манипуляций создаётся необходимое общественное мнение, которое направляется в нужное русло. В случае с Украиной пропаганда уже даёт сбои, поскольку картинка сильно отличается от реальности, однако в условиях военного положения важную роль будет также играть запугивание и использование репрессивного аппарата. В итоге кто-то будет верить пропаганде, кто-то будет бояться открыто высказывать своё мнение, а с теми единицами, кто отрыто выступит против, справится репрессивный аппарат.

Заключение


Подводя итоги, следует отметить, что даже с учётом серьёзного недовольства Зеленским на Украине ожидать серьёзного и организованного сопротивления его диктатуре не стоит по вышеуказанным причинам. Население Украины по большей части держат в страхе, оно подавлено и не имеет целей и образа будущего. Возможности стихийного бунта с учётом тотальной мобилизации постепенно возрастают, однако вероятность того, что он приведёт к свержению нынешней власти, невелика.

Успешное восстание против власти Зеленского возможно только в одном случае – если оно будет поддержано извне. Например, если Запад, в какой-то момент посчитает, что он выполнил свою функцию, и его нужно заменить другим политическим игроком. Впрочем, учитывая, что транснациональные структуры и США и так имеют огромное влияние на Зеленского, заменить его, при желании, они могут и менее экстравагантным образом.
  • Виктор Бирюков




теги: Украина


Оставить комментарий

Ваше Имя: Ваш E-Mail:
Введите код:

Top.Mail.Ru