У США появился повод задуматься: важнейшие страны Азии развернулись к БРИКС

FP: расширение БРИКС показывает недовольство Азии миропорядком под контролем США

Малайзия и Таиланд объявили, что подадут заявку на вступление в БРИКС. Расширение БРИКС в Юго-Восточную Азию сигнализирует о зреющем недовольстве миропорядком под руководством США, пишет FP. Вашингтону стоит задуматься над серьезным дефицитом доверия к его лидерству.
Саранг Шидоре (Sarang Shidore)
Ключевой регион Глобального Юга — Юго-Восточная Азия — долгое время отсутствовал в БРИКС. Под этой аббревиатурой изначально скрывались Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР. Однако за развитием и расширением БРИКС государства региона пристально наблюдали со стороны, начиная с самого первого саммита в 2009 году. Одна из этих стран — Индонезия — всерьез подумывала о членстве в прошлом году на саммите в Йоханнесбурге, но в итоге решила остаться в стороне.
В 2023 году группа БРИКС приняла решение о расширении до 11 членов. До этого момента последней в нее влилась ЮАР в 2010 году. Пригласив Аргентину, Египет, Эфиопию, Иран, ОАЭ и Саудовскую Аравию, группа открыла для себя новые географические регионы — Северную Африку и Ближний Восток. (Позже Аргентина отклонила приглашение, а Саудовская Аравия еще не приняла его формально.)
Теперь Малайзия и Таиланд объявили, что подадут заявку на вступление в БРИКС. Вероятность, что их заявления будут приняты, высока. Последствия расширения БРИКС для соперничества великих держав порой неверно трактуются с позиции “если в одном месте прибыло, то в другом — убыло”. Расширение БРИКС в сторону прагматически ориентированной Юго-Восточной Азии сигнализирует о зреющем недовольстве миропорядком под руководством США, но при этом сулит ослабление в клубе влияния России и Китая. Это триумф логики многоплановости, а не блокового подхода.
Хотя про БРИКС нередко говорят, что как клуб он олицетворяет Глобальный Юг, на самом деле это скорее коалиция Глобального Востока (России и Китая) и Глобального Юга. У этих двух составляющих БРИКС собственные интересы. Россия и Китай сейчас явно втянулись в опасное соперничество с США. Поэтому Москва и Пекин рассматривают клуб в первую очередь как средство противодействия Западу и его ослабления.
С другой стороны, входящие в БРИКС страны Глобального Юга можно охарактеризовать как “незападные”, однако, за исключением Ирана, их ни в коем случае нельзя назвать противниками США. Эти государства создали коалицию с Глобальным Востоком по двум основным причинам. Во-первых, потому что они хотят устранить серьезные пробелы и нарушения в нынешнем глобальном порядке под началом США, которые во многих отношениях ставят их в невыгодное положение и ставят им палки в колеса. Непрекращающийся кошмар войны в Газе — последний пример таких нарушений.
Вторая причина — желание деятельно подстраховаться в мире, где относительная мощь США постепенно ослабевает, а контуры будущего порядка еще крайне расплывчаты. И если великие державы стремятся к гегемонии (или пытаются сберечь имеющуюся), то большая часть стран Глобального Юга — и особенно Юго-Восточной Азии — хочет, в первую очередь, обезопасить себя.
При всем этом — в том числе сигнализируя о своем намерении присоединиться к БРИКС, государства Глобального Юга, такие как Таиланд и Малайзия, преследуют прежде всего собственные интересы. Глобальный Юг весьма разнообразен, и Юго-Восточная Азия прекрасно это разнообразие иллюстрирует. Таиланд — давний союзник США по договору, а Малайзия — нет. Обе страны — основатели региональной организации Юго-Восточной Азии АСЕАН, но отличаются друг от друга в культурном и религиозном отношении. Их стратегическая география также различается. Таиланд — континентальное государство и не имеет территориальных споров с Китаем, а Малайзия с ее преимущественно морской береговой линией имеет частично перекликающиеся претензии с Китаем и другими государствами региона в Южно-Китайском море.
Однако Таиланд и Малайзия объясняют свое решение схожим образом. Министр иностранных дел Малайзии упомянул преимущества для интересов страны и платформу для выражения позиции в международных вопросах. Министр иностранных дел Таиланда заговорил о “более активной роли в сотрудничестве по оси Юг – Юг” и, что особенно важно, о возможности “эффективнее отстаивать свои интересы как развивающаяся страна”.
Отношения Таиланда и Малайзии с БРИКС не будут эксклюзивными. Формально Бангкок был и остается союзником США по договору, но ловко балансирует между Вашингтоном и Пекином. Китай — его безоговорочно крупнейший партнер как в торговле, так и в инвестициях, однако новый премьер-министр страны смещает акцент на связи с Вашингтоном. Таиланд, как и Индонезия, начал трудный процесс присоединения к Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), где верховодит Запад. Бангкок также отошел от своих партнеров по АСЕАН, тесно сотрудничая с Москвой и Нью-Дели и пытаясь найти решение кризиса в Мьянме у своих границ. Решение Таиланда о БРИКС отчасти объясняются внутренними факторами, но национальная стратегия как движущая сила наверняка гораздо важнее.
Малайзия с ее мусульманским большинством всегда резко критиковала политику США по Палестине, а война Израиля в Газе подтолкнула ее к еще более жесткой позиции. Вопреки морским спорам Малайзия выстроила прочные отношения с Китаем — ее заявление о вступлении в БРИКС прозвучало незадолго до визита в страну китайского премьер-министра Ли Кэцяна. Но при этом Малайзия ведет активную торговлю с США, получает из Америки инвестиции и остается активным участником американской Индо-Тихоокеанской экономической программы и, наряду с Таиландом, получает значительную выгоду от движения под началом США по “снижению рисков” в цепочках поставок, завязанных на Китай.
В БРИКС для Юго-Восточной Азии много привлекательного — и наоборот. АСЕАН — прекрасный пример того, как можно продвигать многообразие, подтверждая суверенитет (к чему, по сути, и сводится основной принцип БРИКС). АСЕАН также воплощает в жизнь идею экономической открытости. Он привел к созданию крупнейшего в мире торгового соглашения – Регионального всеобъемлющего экономического партнерства. В совместных же заявлениях БРИКС также подчеркивается необходимость положить конец параличу ВТО и вернуться к идее более открытой торговли.
Влившись в БРИКС, Таиланд и Малайзия обеспечат себе лучший доступ к банку развития БРИКС(формально: Новый банк развития) и пулу условных валютных резервов — механизму преодоления финансовых кризисов. Это не так принципиально для Юго-Восточной Азии, которая и без того стала основным направлением для иностранных инвестиций и уже заключила региональное соглашение о валютном обмене. Однако присутствие Юго-Восточной Азии в БРИКС усиливает ее коллективный голос в поддержку реформы международной системы, которой также добиваются Таиланд и Малайзия.
Поскольку напряженность в отношениях великих держав нарастает, вторичные санкции все чаще становятся излюбленным инструментом вашингтонской стратегии. Благодаря этой тенденции динамика глобальной дедолларизации усилилась. Быть может, до этого еще далеко, но интересы Юго-Восточной Азии и БРИКС на этом поприще совпадают. Малайзия, например, довела долю отличных от доллара валют в своей торговле почти до 20%.
Потери Вашингтона вряд ли автоматически станут выгодой для Китая и России. У Китая и без того огромное влияние в БРИКС из-за своей экономической мощи. Но поскольку БРИКС неуклонно расширяется и вбирает в себя все больше стран Глобального Юга, подход группы к принятию решений на консенсусной основе неизбежно ослабит влияние Москвы и Пекина. Приход прагматичной Юго-Восточной Азии лишь усилит эту тенденцию.
Более строгие нормы суверенитета, действующие в Юго-Восточной Азии, также могут сработать против конкурентов Америки. Большинство государств региона решительно не одобряют нарушения территориальной целостности и суверенитета Украины. Как и остальные страны Глобального Юга, почти никто из них не поддержал санкций против Москвы, и некоторая прослойка населения даже симпатизирует России, однако и Малайзия, и Таиланд поддержали США на решающем голосовании на Генеральной Ассамблее ООН 2 марта 2022 года, осудив “российское вторжение”. Юго-Восточная Азия, быть может, гораздо мягче с Москвой, чем хотелось бы Вашингтону, но она не выказывает и признаков явной поддержки России.
Наконец, самое главное здесь — то, что основная часть Глобального Юга, и особенно Юго-Восточная Азия, не настроена отказываться от практики подстраховки, несмотря на усугубляющуюся поляризацию между великими державами и усиливающийся нажим с требованием занять чью-то сторону. Вашингтону есть повод задуматься над серьезным дефицитом доверия к его лидерству и американскому превосходству как таковому. Но если Москва и Пекин рассчитывают, что расширение БРИКС приведет к перегруппировке Глобального Юга в их пользу, им тоже следует хорошенько подумать.
БРИКС постепенно взрослеет, и с ним крепнет способность Глобального Юга самоутверждаться в дискуссиях о будущем мирового порядка. Расширение БРИКС в Юго-Восточную Азию усилит импульс в сторону реформ и многоплановости, а не радикализма или блокового мышления. Это поможет противостоять привычным механизмам великих держав, особенно их логике недопущения и выстраивания альянсов.
Саранг Шидоре — директор программы Глобального Юга Института имени Квинси. Занимается геополитикой Глобального Юга и Азии и переменой климата

Источник новости: https://inosmi.ru/20240707/briks-269442338.html




теги: США, БРИКС


Оставить комментарий

Ваше Имя: Ваш E-Mail:
Введите код:

Top.Mail.Ru