Производство в России: всё очень и очень хорошо

Производство в России: всё очень и очень хорошо



Промышленность в России растёт так бурно, что мой «Цикл будущего времени» перестал работать. Напомню, ещё недавно ход импортозамещения скептики комментировали так:

1. В России всё ужасно, нет денег даже на закупку хвосторезов.
2. В России всё ужасно, импортируемых хвосторезов не хватает на всех.
3. В России всё ужасно, мы вынуждены импортировать хвосторезы.
4. В России всё ужасно, хвосторезы, которые якобы производятся у нас, на самом деле приходят готовыми из Германии. У нас они только пакуются в коробки: вот и всё производство.
5. В России всё ужасно, собираемые у нас хвосторезы хуже импортных.
6. В России всё ужасно, мы только делаем хвосторезы, а разрабатываются они в Израиле.
7. В России всё ужасно: мы хвосторезный придаток Запада.
8. В России всё ужасно, нет денег даже на закупку ухокрутов.



После 2022 года место Запада в этом ухватистом перечне занял Китай, так что в комментариях к успехам русских заводов обязательно было стандартное: «в этом крошечном потешном цеху ничего не делают, только переклеивают шильдики на китайских товарах». И действительно: импортные товары сейчас по умолчанию разрабатываются в Китае и поставляются из Китая, а мы, экспортируя русскую продукцию, тоже часто поставляем её именно в Китай.

Второй переменой, более важной, стало резкое расширение фронта импортозамещения.

Раньше было как: сначала, действительно, клеим на импортные хвосторезы шильдики. Потом, через несколько лет, начинаем собирать хвосторезы в России из крупных узлов. Потом постепенно продвигаемся в деле локализации, увеличиваем долю русских деталей…

Сейчас наша промышленность всё делает одновременно, сразу по всей цепочке. Освобождённый от западных компаний рынок столь благоприятен, что импортозамещение идёт не последовательно, этап за этапом, а широкой хаотичной волной — наши промышленники импортозамещают всё, до чего только могут дотянуться. Главная проблема сейчас — не деньги, не технологии и даже не рабочая сила. Главная проблема — личное время руководителей, которым приходится иногда работать по 14 часов в сутки, разрываясь между перспективными проектами. В 2022 они обнаружили себя в положении малороса, которому русский царь за верную службу пожаловал столько земли, сколько тот сможет за один раз обскакать. Напомню, малорос долго скакал, загнал коня, потом побежал сам, выдохся, споткнулся и в падении метнул вперёд шапку: «а это под помидорчики!».

Стремительно развивается, например, станкостроение. Растут объёмы производства на уже существующих заводах — это само собой — и строятся во множестве новые станкостроительные заводы (ссылка). Сбыт новым производствам гарантирован, сейчас спрос на станки такой, что очередь из покупателей тянется в 2025 год.

Платят за всё европейцы, которые очередной раз сделали ставку на блицкриг и очередной раз увязли в долгом, непосильном для них конфликте. Один из символов Финляндии, компания Фазер, заморозила сейчас на родной территории строительство фабрики за полмиллиарда евро. У кондитеров из Фазер конфликт с властями: финны повышают налоги, так как из-за разрыва связей с Россией их экономику лихорадит, а с повышенными налогами фабрику строить нет смысла, так как она не имеет тогда шансов выйти в плюс (ссылка).

Газпром, в свою очередь, запустил масштабную программу по переводу всего подряд на газ. К примеру, дочерняя компания Газпрома строит сейчас в Петербурге 40 небольших пассажирских судов, которые будут работать на сжиженном газе (ссылка). Также Газпром строит газовые заправки и, вообще, ищет любые возможности продавать побольше газа внутри России.

Такие проекты сомнительны с точки зрения рентабельности, однако зарабатывать на них Газпром и не собирается. План другой: обеспечить надёжный сбыт газа внутри страны, чтобы убить тем самым двух зайцев — снизить зависимость от иностранных покупателей и поднять экспортные цены на газ за счёт ограничения объёмов поставок за рубеж. Судя по датам, которые я вижу в контрактах, хорошего экономического эффекта можно ожидать в 2030-х годах. В это десятилетие сойдутся вместе сразу несколько выгодных для Газпрома факторов:

1. Значительная доля газа будет продаваться внутри России, что позволит Газпрому говорить с иностранными покупателями с позиции силы.
2. Транспортная инфраструктура будет расширена, так что Газпром сможет выбирать, кому отгружать газ — Китаю, Индии или другим странам.
3. На планете в полный рост проявится дефицит природного газа, и цены на газ вырастут в разы.

В этом плане, конечно, многое может пойти не так, однако базовый сценарий именно такой, поэтому если в 2034 году Газпром начнёт платить рекордно жирные дивиденды, я пожму плечами и скажу «я так и знал».

Главным препятствием для импортозамещающей индустриализации России является дефицит рабочих рук. Эта проблема, однако, не является нерешаемой. К примеру, у нас пока что относительно низкая производительность труда, мы ещё только приступаем к массовой роботизации и автоматизации.

Недавно читатели спрашивали, как будут ориентироваться на улицах беспилотные трамваи, если враги отключат нам доступ к спутникам ЖПС. Отвечаю. Во-первых — через ГЛОНАСС, который никто не отключит, так как он наш. Во-вторых, у русских беспилотных трамваев есть независимая система навигации с одометрами и гироскопами, которая работает даже при полном отсутствии какой бы то ни было радиосвязи (ссылка).

Некоторые полагают, что всё вышеперечисленное в России невозможно, так как для развития собственного производства якобы нужен рынок в 300 млн человек. Полагаю, это ошибочная концепция.

Во-первых, цифра взята с потолка. Действительно, для некоторых производств нужно даже не 300 млн, а все 8 миллиардов, иначе экономика предприятия не сойдётся, будет невыгодно производить. Однако для многих других производств вполне достаточно и 30 млн, и даже 30 тысяч человек.

Во-вторых, мы с грехом пополам отключены только от неверного Запада, то есть от 15% населения Земли. С другими странами, включая Китай и Индию, мы торгуем почти свободно, с незначительными ограничениями.

В-третьих, американцы провели большую работу, чтобы подтолкнуть нас к тесному экономическому сотрудничеству с Ираном и КНДР. Сейчас вот, например, мы подключаем нашу платёжную систему «Мир» к иранской системе «Шетаб», чтобы русскими банковскими картами можно было пользоваться в Иране, и наоборот (ссылка). А теперь открываем Эксель и считаем:

— Россия: 150 млн человек,
— Иран: 90 млн человек,
— КНДР: 26 млн человек,
— Белоруссия: 9 млн человек.

Вот у нас уже плотный экономический блок из четырёх стран, которые спаяны санкциями в единую коалицию, которые граничат друг с другом, и суммарное население которых составляет 275 млн человек. При этом все четыре страны имеют развитую промышленность, продвинутые технологии (вплоть до ядерных), а также взаимно дополняют друг друга по ресурсам и товарам.

В общем, повторюсь, провал европейского блицкрига запустил в России настоящее экономическое чудо. А что особенно приятно, фарш назад уже не провернуть. Политика Запада устроена таким образом, что бюрократы снимают санкции очень медленно, десятилетиями. Это значит, что режим максимального благоприятствования русской промышленности европейцы будут поддерживать ещё долго — навряд ли меньше, чем 10-15 лет.

Источник новости: https://olegmakarenko.ru/3033317.html?nojs=1






Оставить комментарий

Ваше Имя: Ваш E-Mail:
Введите код:

Top.Mail.Ru